Ян Ваныч

Сергей Баруздин| опубликовано в номере №1109, Август 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Мы не знакомы с ним ни домами, ни делами. Но мы старые знакомые и даже друзья — по улице, по тротуару. Здесь мы встречаемся часто, когда я приезжаю в эти края и брожу туда-сюда, порой так, когда работается, а подчас в смятении, когда не знаешь, что делать. Но стоит увидеть Яна Ваныча, и на душе становится спокойнее, и потом все ладится.

Ян Ваныч подметает улицу и тротуар — триста метров вперед и триста назад, если нужно. Все должно быть чисто и аккуратно на его участке, но это трудно, конечно, порой очень трудно. Зимой, например, когда идет снег, пройдясь вперед, он обязательно вернется назад и еще раз смахнет успевший насыпать снежок. Или даже летом, когда мимо проходят дети и бросают конфетные бумажки где не положено, приходится возвращаться назад. А бывают и сильный ветер и буря на море, и ломают они ветки деревьев, срывают листья — и тогда только следи. Раз выйдешь с метлой, и два, и три...

Я знаю Яна Ваныча сто лет. Вернее, двадцать или чуть больше, как приезжаю сюда после войны.

И все он тут. И все при деле. Метет и метет своей березовой, приводит в порядок улицу.

Когда-то, теперь уже очень давно, когда мы познакомились и впервые разговорились, удивило меня имя его. Почему Ян Ваныч? Ну, Ян — понятно, а тут еще и отчество — Ваныч? Или уж Ян Яныч, поскольку Ян — это Иван, или Иван Иваныч?

— Ну что вы! — сказал Ян Ваныч. — Я почти русский, а кроме того, русские... Я, например, всегда...

И он еще сказал всякие хорошие слова о русских и что-то еще, и я был благодарен ему.

Правда, тогда, тоже шутя, я ответил Яну Ванычу:

— Знаете, русский не генеральское звание, хотя и генералы и солдаты бывают разные...

— Нет, не говорите! Русские — это...

Громкие слова — всегда громкие, но иногда и они, если искренни, превращаются в душевные.

Ян Ваныч говорил душевно.

И мы подружились.

И сколько раз ни приезжал я сюда — летом, зимою, весною, — всегда встречал Яна Ваныча на его посту — триста метров вперед и триста назад, если нужно.

Стоим, говорим.

Я про деревья спрашиваю, в которых мало понимаю.

Он объясняет мне.

Проходят мимо дети:

— Здравствуйте, дедушка Ян!

— Ян Ваныч, здравствуйте!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены