Ячейкин авторитет

В Ермилов| опубликовано в номере №9, Май 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

В ЗЕЛЕНКИ приезжал из города докладчик. Говорил: - Комсомольская ячейка должна всеми мерами поднимать свой авторитет у взрослых крестьян.

Мишке, секретарю ячейки, это крепко запало в голову.

- Всеми мерами... Поднимать авторитет!

В избу - читальню, где помещалась комсомольская ячейка, вошел дядя Петра. Дядя Петра посмотрел в угол, перекрестился. Вздохнул. Сказал строго:

- Я к тебе, Михайло. Дело есть. Мишка от радости весь рванулся.

Дядя Петра - первый на деревне ругатель комсомольцев: и охальники они, и шаромыжники, и безбожники, ядри их налево. И вдруг дядя Петра к нему, к Мишке, к коноводу, к старшому, к главному заправиле этих самых горлодеров, - да с делом! Мишка ел глазами дядю Петра.

- Я, дядя Петра, завсегда... Я по всякому делу, что, конешно, у силах, - всегда помогу. Потому мы, комсомольцы, должны все для обчества... и для отдельных которых... трудящих крестьян...

Мишка в припадке радости не знал, что ему делать, и путался в словах. Дядя Петра улыбнулся в бороду на молодую эту готовность.

- Ну вот, я за помощью и пришел...

- Должно, по хозяйству, что требуется, али еще что... - радостно пробежало в Мишкиной секретарской голове. - Авторитет!... сладко маячило городское слово.

- Высечь мне надо Васятку мово! - сказал дядя Петра коротко.

- Высечь?!

- Ну, да. Оно, конешно, я и сам бы мог его посечь, - велика ли штука - у мальчонки задницу потрогать? - да ведь здесь толку нет! Мало я его, сукина сына, бил, что ли? Да на него никакого девствия не оказыват. Ну, а ежели ты возьмешься, - ты здесь у них набольшой, они тебя во - о как уважают! Здесь - другой будет табачок. Это, можно сказать, ему не токмо задницу, - это ему, поганышу, душу прощипет. Потому – сам секлетарь ему всыпет, а не тятька - «старый хрыч». Ведь он меня все «старым хрычом» зовет - ей - бо! - неожиданно добродушно - улыбчиво закончил дядя Петра. Мишка сидел, не шевелясь. И лестно - солидный, взрослый мужик пришел к Мишке и верит в ячейкин авторитет, просит помощи... Но помочь ведь нельзя! Не станут же комсомольцы парня пороть? Не царские же заводить порядки? А сказать если дяде Петре - не будем, мол, пороть, - так, понятное дело, дядя Петра так облает на всей деревне ячейку, что света не взвидишь...

- А - а, - скажет, - горло драть, - это вы можете, а поучить мальчишку за дело - это вам нельзя!

Мучился Мишка, но больше колебаться уж было нельзя: дядя Петра сидел тут, напротив Мишки, ясно смотрел на него голубыми своими глазами, ждал ответа. Мишка попробовал оттянуть этот неизвестный еще самому Мишке ответ.

- А ты за что его хочешь поучить? - спросил, подделываясь под деловой будничный тон, как - будто в просьбе дяди Петра не было ничего необычайного.

Дядя Петра охотно стал выкладывать веские причины.

- Да совсем изветрился паренек! Мать ругает похабным словом, самогонную хлещет, по ночам шляется, работать не хочет. Только от него и слышишь: «Пшел вон, старый хрыч». Это - ж, ей - богу, нет возможностев! - пожаловался дядя Петра.

И, веские выложив причины, спросил решительно и просто:

- Ну? Посекешь малого - то? Пряча глаза, Мишка ответил:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Буза

Рассказ