Выстрел из прошлого

Анатолий Жаренов| опубликовано в номере №1200, Май 1977
  • В закладки
  • Вставить в блог

Повесть

Леснев-младший встал в половине девятого, дождавшись щелчка замка на входной двери. На столе в кухне белела записка: «В холодильнике есть колбаса». Он решил в холодильник не заглядывать, поискал кофе и вскипятил в литровой кастрюльке. Потом пошел I бриться. Прежде чем включить бритву, внимательно всмотрелся в свое отражение. Чем-то оно ему не понравилось, но чем, он так и не понял. Делать ничего не хотелось. Вообще не было никаких желаний, все валилось из рук.

«Не бойся, не заржавеет», – сказал эта скотина Чуриков. Славка представил себе его опухшую, ухмыляющуюся рожу, заплывшие свинячьи глазки... Сволочь... И он должен верить этой сволочи?

Чуриков – пьяница, дубина и трепач. Но ботинки!.. Ботинки сушились на крыльце... Ночью шел дождь.

У Чурикова не заржавело.

«А почему? А потому, что глаз положил на молодую».

Совсем недавно Лесневу-младшему это казалось смешным. Трогательные стариковские ухаживания... Ванночка для Анечки... Теперь эта ванночка попадет в протоколы к Кириллову. Не к ней ли он подбирался, когда задавал свои странные вопросы? Этот его интерес к Нифонтову... Копание в прошлом их семей... Что же, неужели Кириллов думает, что Люськин отец дал его отцу наган?.. Какая-то чушь все это... Бред... Да, это бред... Но почему же он думает об отце как об убийце? Почему?

Он рывком открыл дверь спальни. Что он хотел там увидеть, он и сам толком не знал. "Увидел широкую кровать, которая стояла здесь всегда-Всегда посреди комнаты... И платяной шкаф и высокое зеркало... На прикроватной тумбе лежала книжка в красно-черной бумажной обложке. Франсуа Мориак «Клубок змей». Он бездумно полистал ее и бросил на место. Душещипательная книжка с завлекательным заголовком. Чтение для старцев с чистой совестью... «Клубок змей».

«А почему? А потому, что глаз положил на молодую...»

Нет, не хочет, не может он, Славка, этому поверить...

Но почему ему неприятно находиться в этой комнате, смотреть на эту кровать, на которой когда-то спала его мать, а потом должна была бы спать Анечка?.. И садиться по утрам к этому зеркалу... И мыться в ванне... И открывать кран и, может быть, догадываться, что бежит вода по той трубе, часть которой пошла на грузила для Сашки. Страшно думать об этом... Страшно.

Да, запоздалая отцовская любовь еще совсем недавно казалась ему только забавной... А теперь?

III. Сеть

Он сидел в лодке. Посудина только скользила вдоль берега. Гребец едва касался веслами воды. Потной спине стало холодно, и он накинул на плечи фуфайку. Просунул руки в рукава и окинул взглядом высокий берег. Лес закрывал небо. Пустынный, молчаливый в эти вечерние часы лес.

Тревожным казался ему в этот час лес. Тревожен он был темнотой и чутким, каким-то ощутимым молчанием, которого не нарушал даже ветерок, то ли заснувший, то 'ли заколдованный тишиной. Неуютным выглядел этот вечерний лес, хотя и был он не велик и не страшен – пролегли сквозь него дорожки и тропы, а где-то совсем рядом притаился поселок; два километра всего, петух закричит – слышно.

А может, тем и страшен был лес, что все рядом: и дорога, и поселок, и люди... Главное – люди.

Но никто на него не глядел. И уезжать далеко в общем-то было не обязательно. Убийца просто трусил.

Он спустил весла и вынул из кармана ключи. Три ключа на кольце...

Подержал их недолго, подумал... И уронил в воду.

Ключи давно следовало выбросить, но он все не решался. Он думал, что ключи еще могут ему пригодиться... Потом понял, что это опасно...

Ключам надлежало исчезнуть навсегда... Так, во всяком случае, он рассуждал.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены