Высокий лик полководца

Светлана Бестужева-Лада|26 Декабря 2013, 10:27| опубликовано в номере №1764, Октябрь 2011
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Чем бы дело ни кончилось, я всегда буду убеждён, что я делал всё необходимое для сохранения государства, и если у его величества ещё есть армия, способная угрожать врагу разгромом, то это моя заслуга. После многочисленных кровопролитных сражений, которыми я на каждом шагу задерживал врага и нанёс ему ощутимые потери, я передал армию князю Кутузову, когда он принял командование в таком состоянии, что она могла помериться силами со сколь угодно мощным врагом. Я её передал ему в ту минуту, когда я был исполнен самой твёрдой решимости ожидать на превосходной позиции атаку врага, и я был уверен, что отобью её. …Если в Бородинском сражении армия не была полностью и окончательно разбита — это моя заслуга, и убеждение в этом будет служить мне утешением до последней минуты жизни».

В том же письме Барклай признавался в тяжёлой моральной обстановке вокруг себя. У него не сложились отношения с главнокомандующим Кутузовым, человеком совсем другого склада характера и поведения. И вскоре последовало второе публичное оскорбление, последняя капля, переполнившая чашу терпения этого всегда спокойного и рассудительного человека. Светлейший князь Михаил Кутузов передал из армии Барклая де Толли в аръергард под командованием генерала Милорадовича 30000 человек, даже не известив его об этом.

Потом Кутузов оправдывался (все-таки!) тем, что это-де генерал Коновницын, совсем замотавшись, забыл передать его распоряжение. Оправдание, пригодное для командира роты, ну, полка, но никак не армии. Барклай де Толли немедленно сдал командование и оставил армию. Его не удерживали, только шипели вслед уже привычное «предатель».

Приехав в Бекгоф, свое имение в Лифляндии, Михаил Богданович заболел и слег в постель. Клевета и злоба сделали то, чего не могли сделать ядра и пули. Одно время врачи всерьез опасались за его жизнь. Но могучий организм и сила воли позволили ему оправиться от тяжелого удара судьбы. И еще – безоговорочная поддержка жены, которая не отходила от постели супруга, помогая ему восстановить душевный покой.

«Она единственная, пожалуй, понимала меня так, как я сам себя не понимал», - заметил позже Барклай де Толли в набросках к своим так и не написанным мемуарам.

В феврале 1813 года император Александр лично попросил опального генерала вернуться на театр военных действий, поручив командование 3-й армией. За взятие Торна Барклай-де-Толли был награжден орденом святого Александра Невского. После Лютценского сражения его армия присоединилась к главной, которой после смерти Кутузова командовал генерал Витгенштейн. Надо полагать, Россия уже выздоровела настолько, что командование армией можно было доверить человеку с нерусской фамилией.

В сражении под Бауценом (8 - 9 мая) Барклай де Толли руководил правым флангом объединенной русско-прусской армии, за что был удостоен ордена святого Александра Невского и прусского ордена Черного Орла, пожалованного ему королем Пруссии. Почти беспрецедентный случай для российского боевого офицера.

 А после 17 мая Михаил Богданович… сменил Витгенштейна на посту главнокомандующего, чего русское общество предпочло просто не заметить, по-видимому, под благоприятным воздействием победных боевых сводок.

В лейпцигской «битве народов» Барклай де Толли снова проявил свой незаурядный полководческий талант, командовал войсками русского центра и, подвергаясь лично величайшей опасности, распоряжался с обычным хладнокровием и искусством. Он был признан одним из основных победителей наполеоновской армии, за что получил  орден святого Георгия 1-й степени и титул графа, а также и высший орден Австрийской империи - командорский крест Марии-Терезии.

Русское общественное мнение хранило молчание – к счастью, на сей раз нейтральное, даже близкое к доброжелательному.

За сражение при Бриенне – уже на территории Франции в начале 1814 года – Барклай де Толли был награжден украшенной лаврами и бриллиантами золотой шпагой «За храбрость», а 30 марта того же года - произведен в генерал-фельдмаршалы. Уже на следующий день вместе с императором Александром I он торжественно вступил во главе русских войск во французскую столицу.

С падением Наполеона и восстановлением власти Бурбонов на французском престоле новый король Людовик ХVIІІ возложил на Барклая де Толли звезду и ленту Почетного Легиона, а король Швеции Карл XIII прислал ему Орден Меча 1-й степени. Такого количества самых высоких в мире наград не был, пожалуй, удостоен еще ни один российский полководец. Но и это оказалось не пределом.

После возвращения в Россию Барклай де Толли был назначен главнокомандующим 1-й армией, расквартированной в Польше. Но в апреле 1815 года, после бегства Наполеона с острова Эльба и его вступления в Париж, Михаил Богданович повел свою армию к Рейну. 18 июня Бонапарт потерпел поражение в сражении при Ватерлоо, вторично отрекся от престола и без боя сдал Париж прусским и английским войскам. Вскоре к ним присоединились и русские войска под командованием Барклая де Толли.

По результатам этой блестящей военной кампании он был награжден английским Орденом Бани 1-й степени, нидерландским Военным орденом Вильгельма 1-й степени и саксонским Военным орденом Святого Генриха 1-й степени.

30 августа 1815 года в одной из французских провинций был проведен генеральный смотр русских войск, в котором участвовало 7 кавалерийских и 11 пехотных дивизий, 3 полка казаков и 540 орудий. Успех смотра превзошел все ожидания.

После этого Барклай де Толли был возведен в княжеское достоинство Российской империи с формулировкой:

«За оказанные в продолжение минувшей войны с французами неоднократные важные Отечеству услуги, последствием коих было, наконец, заключение мирного трактата в Париже, и за заслуги по устройству войск, двинутых в нынешнем году во Францию, за заведенный в оных порядок, сохранение строжайшей дисциплины в землях иностранных, чем имя российского воина еще более прославлено, и за воинскую исправность, найденную в войске при сделанном у города Вертю смотре».

После возвращения в Россию Михаил Богданович много сил отдал укреплению русской армии. Он резко и открыто критиковал введение военных поселений. Несмотря на то, что точка зрения Барклая не совпадала с мнением высших сановников, авторитет его у императора был столь высок, что это никак не сказалось на его положении. В 1817 году именно он сопровождал императора в путешествии по стране, предпринятом с инспекционными целями.

Между тем, состояние здоровья фельдмаршала к 1818 году заметно ухудшилось. По совету медиков, он, получив Высочайшее разрешение отойти от дел на два года, отправился на лечение на чешские курорты Мариенбад и Карлсбад. Однако поездке этой не суждено было состояться. Проезжая через Восточную Пруссию, неподалеку от Инстербурга, он почувствовал себя плохо, и 14 мая 1818 года, на пятьдесят седьмом году жизни, скончался на руках своей любимой супруги.

На месте смерти Барклая де Толли прусский король Фридрих Вильгельм III повелел установить памятный обелиск, под которым захоронено сердце великого полководца, и выслал почётный караул, который сопровождал траурный кортеж до самой русской границы.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере читайте материал о великом Чехове,  о блистательной и загадочной Дарье Христофоровне Ливен, с детства всем знакомом  и очень популярном актере Владимире  Этуше, о весьма нелегком пути новогодней елки по России, о любимой очень многими и талантливейшей актрисе и певице Елене Камбуровой, Окончание детектива Иосифа Гольмана «Любовь, ненависть и белые ночи» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Мистификация Серебряного века

28 мая 1877 года родился Максимилиан Волошин

Свидетелей не будет

24 декабря 1906 года родился Рене Брабазон Раймонд Хедли <<<<<Джеймс Чейз>>>>>

Толстой в Москве

9 сентября 1828 г. родился Лев Николаевич Толстой

в этом номере

Гусар-девица

17 сентября 1783 года родилась Надежда Дурова