Встань до солнца!

Михаил Лаврентьев| опубликовано в номере №1154, Июнь 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Кто сказал, что земля открыта! Оглядись вокруг. За порогом твоего дома простирается «терра инкогнита» – земля неведомая. Вслушайся в предрассвет м у в тишину. Ты услышишь миллионы шагов. Это идут открывать неведомые края землепроходцы XX века – туристы.

Не верь тем, кто утверждает, что все дороги хожены и перехожены, что справочники и путеводители, кино и телевидение могут заменить дорожные впечатления. Ты видел, как вьет гнездо полевая птаха! Ты слышал, как в полдень поет ветер в горных ущельях и на закате плещет рыба в лесных озерках! Ты вдыхал аромат чая, заваренного в помятом походном котелке на туристском костре!

Самую ясную и щедрую радость дарит путнику родная земля. Десять лет назад я встречал весенний рассвет в Мещере, в лесах за Гусь-Хрустальным. Помню, как непрошеный гость – туман вполз в палатку и выжил нас на поляну, политую росой. Деревья стряхивали с себя дрему вместе с капелью, шевелили ветками, будто разминаясь перед дальней дорогой. Когда мы прибрали бивак и погасили костер, они дружелюбно закивали кружевными макушками. Мы уходили по неприметной стежке, заросшей хвощом, и ветер, опережая нас, разносил по лесу утренние новости.

Группа шла по лесу Мещеры. Словно устыдившись своей неуместности, молчали транзисторы. И мы видели, как подбегал к тропе храбрый заяц, как лениво и нехотя уступал нам дорогу старый тетерев, истомленный многодневным токованием и дуэлями на токовище, как рядом с высохшей березой выбрасывала первый лист зеленая Дюймовочка – новорожденная березка, как в ольшанике распускал лучики-лепестки кукушкин цвет – волшебная трава, которой издавна лечили на Руси самый горький недуг – сердечную боль...

И если ты захочешь стать очевидцем простого волшебства – распахни дверь лома своего и сделай первый шаг по земле неведомой, где только для путешественников расцветает гордая Роза Ветров.

Каждому поколению суждено заново «открывать» для себя свою страну. В какой-то моментты вдруг начинаешь видеть то, чего раньше не замечал, а что было известно тебе, вдруг предстает в новом освещении или оборачивается дотоле неведомой стороной. Именно поэтому каждый наблюдательный турист открыватель.

В давние времена по неторным тропам Якутии проходил богатырь Мюльдью Сильный. Он умел говорить с солнцем и мог повелевать пур-» гой, его слушались олени и летние травы, его любили бедняки и боялись жадные богачи, потому что Мюльдью обещал сделать каждого якута счастливым и сильным. Так говорят олонхо – народные сказания.

Сбылась мечта былинного богатыря. В селениях-наслегах зазвучали новые песни, молодежь придумала новые пляски и танцы, даже северные ночи отступали перед электрическим сиянием новых городов и поселков Якутии. Но все реже и реже звучали стародавние протяжные сказания-олонхо, все меньше становилось даже в самых далеких наслегах певцов-олонхосутов.

– Песня не должна навсегда покинуть землю, на которой она родилась! – решили юные туристы и краеведы Легойской средней школы Усть-Алданского района. И пошли искать песню.

Древние олонхо стали первыми экспонатами одного из самых удивительных и интересных музеев, которые мне довелось повидать в стране, – Музея якутской литературы. Школьного музея, куда приезжают для исследовательской работы ученые-филологи, историки и искусствоведы из Якутска и Москвы. Сельского музея, оформлению и содержанию которого мог бы позавидовать большой город.

Сменяются поколения школьников, но поиск продолжается. Каждое лето в дальний путь уходят из Легой-ского туристы-искатели. Записи олонхо о Мюльдью Сильном экспонируются в первом из четырнадцати разделов школьного музея. «Фольклор Якутии», «От ликбеза до университета», «Якутская пресса», «Писатели и поэты Якутии» – эти названия экспозиций говорят сами за себя.

В книге отзывов я прочитал такую запись: «Мы, геологи, приехали в Якутию искать алмазы только в недрах земли, а нашли их и в песнях, рожденных землей, и в сердцах юных легойских краеведов – хранителей песни!»

Прислушайся к звукам земли! От Якутии до горного Крыма, от края до края нашей просторной Родины ты услышишь шорох шагов, всплеск весел, «крип снегов и мерный рокот моторов. Это идут, плывут, едут по земле туристы. Ты встретишь их в лесах Брянщины, в партизанском урочище Медвежьи Печи, в Приполярном Урале и на «Золотом кольце» Центральной России, в Прибалтике и на реке Каме, в Карелии, на Сахалине, в Белоруссии.

Турист СССР. Его возраст – от семи до семидесяти. Место жительства – вся страна. Он шагает по росистым лугам, рассекает грудью туристского челна-байдарки зеркало дремлющих озер и рек, будит песнями облака, прикорнувшие на отрогах гор, ловит первый луч восхода на спицы дорожного велосипеда, опускается в тишину и сумрак подземных пещер, мчится навстречу новым впечатлениям в туристском поезде и автомобиле, с рюкзаком за плечами садится в седло мотоцикла или отправляется в путешествие на лыжах, а то и верхом на лошади.

Турист СССР. Он бережно прикасается ладонью к незажившей ране земли – брустверу осыпавшегося окопа и, скинув шапку, молча стоит перед краснозвездным обелиском. В октябре прошлого года ЦК ВЛКСМ принял постановление «О работе комсомольских организаций Белоруссии по развертыванию туристской экспедиции «Моя Родина – СССР». Речь идет о вовлечении всех категорий молодежи во Всесоюзную экспедицию. В этом году только Бюро молодежного международного туризма «Спутник» проведет по маршрутам экспедиции 1 миллион 200 тысяч юношей и девушек. 17 поездов «Дружба» прибудут в города-герои.

Несколько лет назад вместе с туристами турбазы «Беларусь», что притулилась у самого берега раздольного водохранилища – Минского моря, я ходил в многодневный лодочный поход. Вечером, остановившись на ночлег, мы собирали сушняк для костра и тогда заприметили странное дерево – сухую сосну с искореженным, изогнутым стволом, обезображенным горбатыми, корявыми наростами.

Гулко застучал по мертвой коре топор. Ствол упап на песок почти беззвучно. И лишь тут мы увидели, как затупилось и зазубрилось лезвие топора. Стали искать причину. И нашли ее: десятки стальных осколков и

пуль, буквально изрешетивших одинокое дерево три десятилетия назад. Наверное, сосна тогда истекала смолой, силилась жить и тянуться к солнцу, но металл оказался упрямей дерева. И оно умерло там же, где и родилось, у песчаной бухточки, где мы нашли еще пробитую красноармейскую каску.

Каждый из нас взял по куску металла. Мы договорились узнать, кто здесь воевал, кого сосна прикрыла своим телом.

А может быть, тебе или твоему ДРУГУ удастся прочитать зашифрованную временем эту историю или тысячи других, подобных ей!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены