Всерьез о воздушных замках

Александр Алшутов| опубликовано в номере №1096, Январь 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мощности, измеряемые миллионами лошадиных сил, заняты в наши дни перевозкой строительных материалов, тяжелых и все еще дорогих. А самый дешевый и легкий стройматериал — атмосферный воздух — почти не используется.

Хотели бы вы жить в удобном доме, построенном из воздуха?

— Воздушные замки? — недоверчиво улыбнетесь вы. — Беспочвенная мечта чудака, которая при столкновении с действительностью лопнет, как мыльный пузырь!

— Не спешите с ответом...

Лаборатория

— Поплавок должен быть чувствительным, — сказал Арсен и больно обрезал палец лезвием безопасной бритвы, которым строгал пенопласт.

Поплавок заплясал по равнодушным волнам и показал блестящие результаты: бока полуторакилограммовых лещей, дрожью наполнявших подсак, отливали старым золотом.

А потом, у костра, мы говорили... про мыльные пузыри. Ведь крохотные пузырьки пенопластового поплавка были похожи на мыльную пену, прежде чем отвердели, застыв. Оказалось, что выражение «лопнуло, как мыльный пузырь» так же относительно, как и «построено на песке». Стоит внести необходимые поправки, например, поместить мыльный пузырь в идеально чистый воздух, и его радужное существование может продолжаться до бесконечности. А все потому, что конструкция мыльного пузыря совершенна. Его оболочка, естественно образованная поверхностным натяжением, испытывает равномерную нагрузку в любой точке при почти нулевой разнице давлений внутри пузыря и окружающей его среде.

— Воздух придает оболочкам жесткость. Во всех вариантах пневмоархитектуры он выполняет роль несущих конструкций.

Арсен вынул из костра прутик и разгладил им голубую золу у самой границы огня.

— Смотри! — Оранжевым раскаленным угольком на конце прутика он нарисовал сначала дугу, похожую на готовый к выстрелу лук, под ним маленькие восьмерки пропеллеров, а потом стрелы, только внутри «лука». — Это пневмооболочка в разрезе. — Арсен провел дымящейся указкой, повторяя очертания дуги. — Что-то вроде купола гигантского парашюта, пропитанного воздухонепроницаемым составом. Его кромка крепится к поверхности земли анкерным фундаментом, который похож на колышки для туристской палатки великанов.

Вот это, — взмах указки в направлении пропеллеров, — система вентиляторов, установленных внутри купола.

А это, — широкое энергичное движение указкой, повторяющее движение нарисованных стрел, — создаваемое вентиляторами избыточное давление. — Арсен округлил щеки, как будто надувал футбольный мяч. — Такая пневмоконструкция называется воздухоопорной. Сегодня это самый перспективный тип воздушных конструкций.

На схеме это выглядит примитивно, но в действительности... — Арсен прищурился на огонь костра. — Помнишь рассказ Рэя Бредбери «Купол»? По-другому он называется «Нескончаемый дождь».

Я утвердительно кивнул... Измученный астронавт на далекой, не освоенной до конца планете бредет под астральным ливнем. Трагически погибли товарищи. Под ногами — скользкая болотистая почва. Одежда выбивающегося из сил человека на глазах обрастает космической плесенью. Еще немного — и он станет похож на ожившее реликтовое растение. Но нет, впереди добрым светом мерцает прозрачный, воздвигнутый человеческим гением Солнечный Купол...

— Он мог быть только пневмоконструкцией! — Теперь Арсен смотрел на огонь широко открытыми глазами. В них далекими звездами отражался бесконечный фейерверк искр.

Все это я вспоминал пять месяцев спустя, сойдя с утренней электрички на подмосковной станции Апрелевка.

Ледяные тропинки скользят мимо заколоченных на зиму дач. Впереди над их крышами просматривается многоэтажное здание — Центральный научно-исследовательский экспериментальный проектный институт по сельскому строительству (на лаконичном языке современности — ЦНИЭПсельстрой).

Руководитель сектора пневматических конструкций института Арсен Арсенович Гогешвили узнает меня и приветливо улыбается. Вместе мы идем по лаборатории, как по залу музея архитектуры будущего.

— Собственно, все началось с дирижаблей, — вспоминает Арсен. — Как-то еще в МИСИ, в студенческой библиотеке, попалась старая, тридцатых годов, книга «Дирижабли». Дирижабли — это грандиозно! — Арсен прищуривается, как тогда, на огонь костра. — Но почему бы не использовать опыт, накопленный дирижаблестроением, для возведения наземных сооружений?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены