Вперед, санкюлоты!

Александр Безыменский| опубликовано в номере №937, Июнь 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

...Это случилось в Нижнем Новгороде в июне 1917 года.

Был я в ту пору мобилизован и находился в Нижегородском студенческом подготовительном учебном батальоне, ожидая отправки в военное училище. Занятий в батальоне почти не было, и мы («братцы студенты», одетые в военную форму) имели уйму свободного времени.

Я целиком ушел в партийную работу: ходил на заводы и фабрики, где участвовал в диспутах с меньшевиками, эсерами и анархистами, агитировал за большевиков на улицах, встревая в любой политический спор. Ежедневно выполнял я множество партийных поручений. Немало времени отнимала у меня, в частности, помощь нашей большевистской газете «Интернационал». Эта деятельность была очень многообразной. Она включала в себя редактирование части материалов, регулярные беседы с посетителями, ответы на письма читателей, поиск рабочих корреспондентов, корректуру части заметок и фельетонов, а иногда и распространение газеты. Одновременно стал я совершать свои первые шаги на журналистском поприще под псевдонимом Александр Мацедо.

В июне 1917 года развернулась в городе кампания по выборам в городскую думу. Это была очень важная кампания, ответственный экзамен для любой политической партии.

И вот что случилось в самый разгар выборной кампании.

...На главной улице города большое оживление. Стены домов почти сплошь заклеены бесчисленными плакатами. Сразу становится понятным, какая партия имеет больше денег. Густо-густо висели многоаршинные плакаты милюковцев-кадетов. Реже попадались плакаты эсеров и меньшевиков. И очень уж редко виднелись выпущенные на рабочие гроши, не отличавшиеся размером и богатством красок листки, призывающие голосовать за большевистский список «№ 7».

Вместе с товарищем Фридманом, нижегородским рабочим, иду я по улице. В руках Фридмана негустая пачка плакатов, но на этот раз больших и красочных. В моих руках ведерко с клеем и кисть. Мы выбираем на стенах домов свободные места, и новый агитатор за цифру «7» начинает свою важную работу.

По дороге присоединились к нам товарищи Воробьев и Арнштам. Я с особым волнением вспоминаю об этой встрече, ибо она произошла на углу той улицы, которой через несколько лет было присвоено имя одного из тех, кого мы встретили в тот день, имя славного сына рабочего класса, замечательного большевика, первого председателя Нижегородской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем, имя Якова Воробьева, сраженного в 1919 году из-за угла подлой рукой белогвардейца...

Оглянувшись на только что вывешенный плакат, мы увидели, как к нему подошел с иголочки одетый пожилой человек в котелке и, уперши «руки в боки», стал разглядывать. Инстинктивно почуяв недоброе, наша четверка остановилась. Человек в котелке, постояв несколько секунд, сорвал плакат со стены.

Я бросился к нему и схватил его за руку.

— Товарищи! — обратился я к людям, видевшим все, что произошло. — Этот человек нарушил свободу предвыборной агитации. Надо оштрафовать буржуя!

— Правильно! — крикнул кто-то.

— Чепуха! — возразил ему другой голос.

Поднялся шум, но сделать что-нибудь, чтобы выполнить мое предложение, никто не поторопился: ситуация была не из привычных...

Не выпуская руки человека в котелке, я подтащил его к стене и сорвал плакат кадетов.

— Я тоже нарушил свободу предвыборной агитации! Пусть меня оштрафуют, но и его тоже.

Толпа вокруг нас увеличилась. Видя, что наступил подходящий момент для митинга, Воробьев шепнул мне:

— Трибуна! Где бы найти трибуну, вышку, хоть бы тумбу?

Человек в котелке вырвался и юркнул в толпу.

— Сюда! Сюда! — послышался голос Арнштама.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Гиперболоиды и гиперболы

Оптические квантовые генераторы (ОКГ), или, как их еще называют, лазеры, получили путевку в жизнь.