Воля

Г Кубанский| опубликовано в номере №316, Апрель 1939
  • В закладки
  • Вставить в блог

Очнулся Борис от нестерпимой, жгучей боли. Кожа «а лице словно высохла, превратилась в крепкую маску, рта не открыть.

Бориса подняли чьи - то сильные руки. Положили на самодельные носилки.

- Стойте! - с трудом открывая рот, прохрипел Борис. - Кто вы?

Люди остановились. Один из них успокоил его:

- Рабочие мы. Пути охраняем.

И он кивнул в сторону, где узорчатой дугой перекинулась через речку арка железнодорожного моста.

- Свои, - понял Борис.

Он собрал последние силы и сказал, с трудом шевеля разбитыми губами:

- Шкуровцы в лесу... передай аэродрому... На первый взгляд во всей этой истории нет ничего исключительного. Борис, рискуя жизнью, выполнил боевое задание...

Поверьте мне, я рассказываю все это отнюдь не для того, чтобы похвалить... м - м... друга. Да и хвалиться - то особенно нечем. Я убежден, что будь на месте Бориса... вы, товарищ Костромцев, и вы бы вели себя так же, как и он.

Дело в том, что случай этот определил всю дальнейшую судьбу Бориса.

Вышел он из госпиталя весь в повязках, шрамах. Левая рука работала плохо. От летной части его отчислили.

Человек, державший в руках штурвал машины, самостоятельно ходивший в поднебесье, - испорченный человек. Весь мир для него тесен. Его тянет к пилотской кабине. Он дрожит, увидев в небе машину; переживает каждый ее поворот, каждое движение пилота, его точную посадку... Не так ли, товарищ Костромцев? За три года Борис переменил шесть профессий. Был он чертежником, старшим рабочим, слесарем, завхозом, машинистом, даже... учителем. А вот свое место в жизни так и не смог найти.

И тогда в одну из бессонных тяжелых ночей Борису стало ясно: его тянет в воздух.

В отчаянии он пишет в Москву. Он обращается к своему бывшему командиру. Через несколько дней приходит телеграмма. «Выезжай точка Жду». И подпись.

Утром Борис выехал в Москву. Здесь его направили на курсы техников - конструкторов.

Прошло десять лет. Борис успел окончить не только курсы, но и Академию имени Жуковского. Попутно он работал и как конструктор, специализируясь на винтомоторной группе. Работа захватила его. Он не заметил, как прошел год, второй, третий... Скоро к нему стали обращаться за советами.

И вот спустя несколько лет, когда Борис был признан как опытный, смелый конструктор, случилось второе несчастье. Он почувствовал, как и пятнадцать лет назад, что в его работе чего - то недостает.

Казалось, чего бы ему не хватало? Человек признан. Для молодых летчиков его слово - закон. С его мнением считаются и специалисты.

И как - то во время испытательного полета Борис понял себя.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Гениальный русский сатирик

К 50 - летию со дня смерти Салтыкова-Щедрина