Верность теме

Ф Давыдов| опубликовано в номере №862, Апрель 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

В канун решающей битвы

Поздним вечером 12 мая полковник Егоров получил сообщение о том, что немецкий разведывательный самолет «Хейнкель-126» добровольно приземлился на одном из советских аэродромов. Пилотом машины был фельдфебель Густав Гезеке.

Егоров распорядился немедленно переправить летчика в Центр.

Здесь оставленными микрофильмами занялись специалисты. Фильмы были запакованы в авторучках так, что если кто-нибудь непосвященный попытался бы открыть их, они самоуничтожались.

Когда проявленные разведывательные материалы были положены наконец на стол Егорова, даже офицерам Центра пришлось немало удивиться.

«Жильбер» прислал копии плана верховного командования вермахта, а также оперативные директивы для отдельных армий; из этих документов следовало, что гитлеровское командование решило еще до лета 1942 года окончательно овладеть Крымским полуостровом.

Гитлер приказал также деблокировать крупную группировку немецких войск, загнанных Советской Армией в «котел» в районе Демянска.

Эти сведения были добыты «Петерсом», «Карро» и «Зауэром». Не считаясь с грозящей им опасностью, думая только об исполнении долга, эти люди проделали огромную работу.

Теперь стало ясно, что после провала наступления под Москвой в штабе вермахта думали о новом направлении решающего удара.

Между верховным командованием вермахта и ставкой Гитлера возникли значительные разногласия о том, должна ли быть целью этого наступления Москва или Кавказ. Гитлер согласился с Кейтелем и решил, что операции, имеющие целью «окончательно разгромить» Советскую Армию, будут развертываться на Юге.

Гитлер лелеял надежду, что в случае успеха операции русские лишатся главных источников нефти и что после захвата Кавказа немецкие войска прорвутся через Иран, завладеют Индией и соединятся с японцами. А тогда уже нетрудно будет склонить и Турцию к вооруженному выступлению на стороне держав оси.

Изучив сведения, полученные как от «Жильбера», так и от разведывательных групп с территории других стран, советское командование пришло к выводу, что главной целью немецкого наступления будет выход к Волге.

Директор Дюпон исчезает

В процессе подготовки операции против тайных передаточных станций в Голландии капитан Модель в конце июня 1942 года приехал в Париж и остановился в «Лютеции» — гостинице абвера.

Будущее представало перед глазами Моделя уже не в таком розовом свете, как год назад.

Немецкие армии встречали на Восточном фронте все возрастающее сопротивление русских. В оккупированных странах участились случаи саботажа, усиливалось движение Сопротивления, партизаны нападали на немецкие отряды, военные предприятия и линии коммуникаций.

Операция функ-абвера в Голландии не принесла ожидаемых результатов. Оперативными отрядами были ликвидированы три передатчика, но захватить удалось только одного радиста. Очевидно, остальные были вовремя предупреждены о приближающейся опасности. Было ясно, что работа функ-абвера находится под постоянным наблюдением вражеской разведки, которая, как он мог воочию убедиться, располагала прекрасной информацией.

Арестованный в Брюсселе радист, несмотря на пытки, держался на допросах стойко. Офицеры абвера не смогли ничего узнать.

В «Лютеции» Моделя ждал доктор Ваут, прибывший по очень важному делу из Берлина.

Вауту удалось выяснить, расшифровав несколько радиограмм, что человек, имевший псевдоним «Кент», был, вероятно, шефом бельгийской группы.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Асы разведки

Повесть. (Окончание. Начало см. в №№ 5, 6 и 7)