В поисках «сумасшедшей» идеи

Т Илатовская| опубликовано в номере №840, Май 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Заметки о молодых ученых Сибири

Ветер шумит в вершинах сосен. В окнах плавятся осколки зари. Вдоль необжитого проспекта высятся здания исследовательских институтов. Я недалеко от Новосибирска, в юном городе, объединившем на одном проспекте многие современные отрасли науки, в городе молодых ученых, средний возраст которых не дотягивает до тридцати...

Все институты Академгородка так или иначе связаны с вычислительной техникой, которая проникает сейчас во все области науки. ...Известно, что бывают люди-счетчики, обладающие феноменальной способностью моментально производить в уме сложнейшие вычисления. Человеку-счетчику ничего не стоит в течение двух-трех секунд извлечь из сороказначного числа корень двадцатой степени или подсчитать, какой день недели был пятого октября 1380 года до нашей эры. Один. из таких счетчиков говорил, что при решении сложной задачи он перебирает в уме за минуту около двадцати пяти тысяч цифр. И все-таки, если бы собрались даже все счетчики земного шара (а их всего человек десять), им нелегко было бы рассчитать процессы, происходящие в ядерном реакторе, или дать все возможные варианты траекторий искусственных спутников.

Пятнадцать лет назад профессор Массачусетского технологического института Норберт Винер высказал взгляд на человека как на самоуправляющийся и самонастраивающийся автомат, который при желании может делать подобные себе механизмы. Некоторые люди, мнившие себя высшими авторитетами в науке, почли себя оскорбленными и в погромных выступлениях всячески поносили кибернетику. В то же время исследователи, привыкшие больше доверять будущему, чем настоящему, не теряя времени, ринулись на штурм Гималаев науки – тайн живой материи – и ее Эвереста – человеческого мозга. Здесь происходило нечто подобное тому, что было в науке в период становления ядерной физики. «Каждый был полон такого напряжения, что по чти захватывало дыхание. Становилось все более и более ясным, что мы натолкнулись на совершенно новую и глубоко запрятанную область тайн природы. Стало очевидным, что для разрешения противоречий потребуются совершенно новые методы мышления, находящиеся за пределами прежних физических представлений», – так характеризовал настроения ученых того времени Паскуаль Иордан.

Трудно представить себе Академгородок без трудолюбивой электронно-вычислительной машины.

Ей приходится иметь дело с самыми различными проблемами. Иногда ее используют, чтобы найти оптимальный режим для парогазовых турбин – нового вида энергетических установок, соединяющих в себе достоинства турбин паровых и газовых. Или предлагают подсчитать напряжение в оболочках при самых разнообразных условиях.

Машина помогает определить структуру молекул и кристаллов сложных химических соединений, в том числе и белковых. Для этого нужно подвергнуть математической обработке фотографии пучка рентгеновских лучей, рассеянных на исследуемом веществе. Рентгеновы лучи, длина волн которых значительно меньше размеров атомов, позволяют как бы обнаруживать каждый атом в сложной пространственной решетке.

Электронный мозг всегда готов к услугам геологов, расшифровывающих данные геофизических разведок, и термоядерщиков, изучающих динамику плазмы, чтобы научиться управлять термоядерными процессами.

К тому же быстродействующая машина – настоящий клад для производственников.

Есть такая интересная математическая дисциплина – теория игр. Это выбор стратегии для достижения выигрыша. Такой стратегией руководствуется робот, играющий в шахматы. Но ценность теории, разумеется, не в шахматных победах.

Очень часто теми же приемами теории игр находят стратегию для командиров производства. Методы дают математики, а применяют их, основываясь на работе машин.

Планирование работы цехов, предприятий, совхозов, иногда целых отраслей промышленности, планирование перевозок грузов – все эти вопросы неизбежно встают перед каждым руководителем, каждым экономистом. Выбрать из многих сотен, иногда тысяч, вариантов лучший, правильно указать методы использования сырья, расстановки станков, выбрать выгодный набор кормов – это нелегкое дело решается сейчас новой наукой – математической экономикой – при помощи машин.

Находя наилучшие решения производственных проблем, вычислительная машина помогает экономить труд, материал и время:

Сибиряки любят эту машину, хотя и не прощают ей ни одного недочета. Если бы она ошибалась, как говорят, «давала сбой», один раз за несколько тысяч операций, на ней нельзя было бы работать.

При мне в машинном зале один тощий физик в очках, тыкая в машину пачкой жеваных перфокарт, нервно утверждал, что машина – дура: вместо того, чтобы думать, плюется его программой. Физика успокоили, взяли у него перфокарты и вскоре обнаружили в программе ошибку. «Машина вас не понимает», – укоризненно сказал ему оператор.

На свете существует две с половиной тысячи языков. И все-таки этого недостаточно, чтобы задать элементарный вопрос самой покладистой электронной машине. Чтобы заставить машину «заинтересоваться» вашей задачей и, порывшись в памяти, дать правильный ответ, вы должны обратиться к машине на понятном ей «входном» языке: машине больше всего нравятся дырочки на перфокарте. Этот трудоемкий процесс повергает в уныние всех, кто вынужден обращаться за помощью к электронному мозгу, и служит поводом для шуток, носящих трогательно самокритичный характер. Дело в том, что программисту свойственно ошибаться. Избавиться от этих ошибок или отладить программу – дело весьма кропотливое и очень скучное.

Сейчас машине предлагают перейти на «самообслуживание». Этим занимаются «машинные языковеды», молодые математики из отдела Андрея Ершова. На столе у Ершова лежит довольно объемистая рукопись, отпечатанная на машинке. Это необыкновенная рукопись.

Во время Всемирного фестиваля молодежи огромной популярностью пользовались «разговорники», где на нескольких языках давались наиболее употребительные фразы на все случаи жизни. С их помощью люди самых разнообразных национальностей отлично объяснялись между собой. А почему бы, собственно, не подсунуть такой «разговорник» машине, не дать ей этакую универсальную подсказку на все возможные для нее, машины, ситуации? Пусть себе «электронные глаза» заглядывают по мере необходимости в соответствующие параграфы и приводят задачу в понятный для машины вид. Сделать такую подсказку, которую по-научному называют программирующей программой, безумно трудно, но зато сколько будет «спасенных»!

Труд, лежащий на столе у Ершова, называется «Альфа», или «Описание транслятора». Транслятор – это и есть тот самый «переводчик-подсказка, который избавит людей от необходимости изучать программирование. Написал задачу на приличном математическом языке – и отдавай машине. Она прочтет и решит. Конечно, в действительности этот процесс не так прост, как перевод или подсказка, – машина берет на себя большой дополнительный труд: труд человека, труд программиста. На книжке Ершова я заметила эпиграф-девиз: «Лучшее – враг хорошего». Это не от ложной скромности, это от ожидания – программисты уже готовятся К встрече с машинами будущего.

На одном из творческих собраний молодых ученых я встретила Николая Загоруйко, заведующего отделом вычислительных машин. Отдел Загоруйко занимается в основном усовершенствованием электронно-вычислительной машины. Ученые хотят со временем довести ее производительность до сотни тысяч операций в секунду. Но, создавая для машины более производительные ячейки памяти, инженеры уже думают о другом... На собрание Загоруйко пришел послушать, как теоретик-ядерщик Илья Гинзбург будет рассказывать о моделировании некоторых мозговых процессов.

– Писатели-фантасты, – сказал мне Загоруйко, – любят широкими, щедрыми мазками набрасывать картины будущего. Гигантские машины, гигантские заводы, сплошное изобилие и масса разных роботов, способных на все, кроме предвидения и творчества. Этими способностями наделен лишь человек, нажимающий кнопки и вершащий управление. При этом фантасты не думают о том, что уж очень много таких «кнопочных повелителей» потребуется будущему миру – ведь аппарат управления растет вместе с производством. Так что настанет время, когда весь прирост человечества вынужден будет идти в управленческий аппарат. Не правда ли, довольно грустная картина? Исправить эту нелепость могут только «думающие» автоматы – машины, которые способны предвидеть ход событий, воспроизводить себе подобные машины, разумно контролировать действия менее развитых машин и, конечно, самоусовершенствоваться...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Наследник

Рассказ

Сердце твоего друга

«Профессор уходит»