В печи

Н Ляшко| опубликовано в номере №28, Май 1925
  • В закладки
  • Вставить в блог

И просто так, без одного этого телячьего, т.е. иностранного слова. Шаг за шагом. Ну, вот, вроде, взял нас за руки и повел по нашей жизни. Вел и вытягивал ее у нас. У меня мороз под рубахой заходил.

Начались мы, выходило еще за царя, Панка, когда земля была тонка. Давно живем... Били нас, мучили, а мы шли, шли... С каждым шагом становилось нас все больше. Все чаще рельсы клали мы на землю, чаще паровозы пускали на них, а на моря и реки корабли, на поля - машины. Не тропа, не дорога у нас - дорожища. А по бокам ее, вроде вешек, наши кости. И у каждой вешки какой - нибудь Соболев, Трофимов, поротые, с вырванными ноздрями, с клеймом «В» «О» «3» - возмутитель.

Теперь слов Чугаева и не вспомнишь. Он вроде и не говорил, а пел, а мы не слушали, а, как руда, плавились, очищались от шлака, сливались. Меня трясло прямо. Ногами, спиной чуял, что не забуду этого... А если и забуду, если свихнусь, так воспоминание об этом задушит меня или швырнет назад.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2020-го года читайте о судьбе Дарьи Лейхтенберг-Романовской,  правнучки императора Николая I, оставшейся жить в России и принявшей советское гражданство, о тайнах, окутавших жизнь и смерть Александра Даниловича Меньшикова, об истории создания. портрета Эриха Рильке немецкой художницей Паулой Модерзон-Беккер, о «поэте бреда» как сам себя называл звезда Серебряного века Федор Сологуб, окончание остросюжетного романа Георгия Ланского «Право последней ночи»   и многое другое. 

Виджет Архива Смены