В котле партизанщины

Д Петровский| опубликовано в номере №5, Март 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

Канун повстанья

Выступление посада Добрянки повлекло приезд большого карательного отряда из Гомеля, который ловил и изводил страшными пытками не ожидавших нападения товарищей. Надо было выручать их.

В наше село пришел свой же, дроздовицкий «вартовый» 1), чтобы собрать сводку и дать знать властям, когда удобнее нагрянуть и накрыть комитет, местонахождение которого было сейчас здесь. У вартового на чердаке наш разведчик подслушал разговор двух гетманчуков.

Хижняк (шпик), назвав место дневки Комитета (хутор Сук), сообщил, что теперь там будут собираться непременно, раз приехал Димитрий (я) и что теперь - то их всех можно зараз прихлопнуть. Он же сам боится слежки и пойдет отсюда окольным путем через Ваганичи.

Комитет все это знал и все же шел на упомянутый хутор. Сделали остановку у Шобика, секретаря, посланного сейчас в разведку к петлюровцам.

- Надо уничтожить Хижняка сегодня же. Кто возьмет на себя? - спрашивал моряк Кулеш, начальник партизанского штаба.

- Жребий, - предложил другой, балтиец Павле Монуйленко, - кроме Дмитрия; его на это дело с дороги не стоит.

Сделали щепочки. Вынул Павел.

- Ладно, есть.

Павел снял карабин с плеч и передал его мне.

- Значит, на Сук приходи ночевать, Павлушка, да скорее.

- Ну - ну, - протянул Павел, завязывая башлык.

Он осмотрел наган, перевернул барабан и сунул в карман бушлата. Какими - то неожиданно грустными глазами посмотрел на меня и вышел.

За ним вскоре вышли и мы.

Опять стали поскрипывать подошвы: в них зубами вцеплялся снег, словно не пуская.

Месяц опустился и светит прямо в лоб.

Мысли наши теперь приняли иное направление. Предстояло поднять восстание не дальше, как завтра, пока еще свежа черниговская история, напугавшая провинцию, для чего уловив момент всеобщего неразряженного напряжения... Завтра в бой пойдут сотни, а через неделю десятки. Придет Петлюра.

Положение со многих сторон было в высшей степени не в нашу пользу. Наш район приходится почти пограничным (граница Украины - в 15, охрана границы - в 10 верстах).

Снимавшиеся с границы гетманские пограничники под напором первой партизанской дивизии, напуганные поднявшимся в стране петлюровским движением, должны были пройти в ближайшие дни через нашу территорию. Немцы, наоборот, стремились вырваться изнутри и шли великим походом к границе через нашу же местность. Кроме того, Петлюра рос, как снежный ком, оттого, что им первым был дан знак к бою против ослабевшего (с уходом немцев) и ненавистного оскорбленному народу чуждого ему «гетманка» и его «посипак» 2) Это был сильный пока конкурент и враг Его ближайшее расположение (штаб Палия) было в ста верстах, в Конотопе а комендант сидел в 20 верстах от нас в Сновске. По всему же уезду были «гайдамаки».

Нас было всего 50 человек, из которых вооруженных винтовками 15 человек, бомбами - 5, револьверами - 10. Остальные ждали первой добычи. И все - таки это был самый выгодный момент, угадываемый нами инстинктивно.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены