Уроки доверия

Юрий Рагозин| опубликовано в номере №1371, Июль 1984
  • В закладки
  • Вставить в блог

Разговариваешь с ребятами и чувствуешь: они ивановские. Они выросли в крае, где славные революционные и трудовые традиции определяют и формируют отношение к жизни, к делу, товарищам по работе. И потому никто не удивляется, услышав на прославленном камвольном комбинате, что по отраслевой норме – шесть станков на одну ткачиху – здесь никто не работает. Даже молодые перешагивают ее очень скоро. И объяснение дают простое: «Работать по средним нормам ивановцам не к лицу. У нас нормы свои».

Молодые станкостроители принялись за новое дело по-ивановски. У них не было опыта работать вполсилы. Накопить им такой опыт не дали. «Перекантоваться» на ИСПО Игорю Федосеенко не удалось – настоящее дело настолько втянуло и захватило его, что теперь, вспоминая и подытоживая восемь лет работы, он говорит: «Я попал туда, куда мне и следовало попасть».

Ответственность

В Ивановском обкоме комсомола о делах и заботах молодых станкостроителей говорят как о близком, хорошо знакомом, тонко разбираясь в нюансах, деталях. Тут уже мало сказать, что обком «в курсе», нет, в достижениях станкостроителей ясно просматривается деловая, конкретная, повседневная помощь комсомола.

Юрий Панин, заведующий сектором обкома, особо подчеркнул, что когда завод рискнул доверить важнейшие дела молодым, в ребятах этот риск вызвал обостренное чувство ответственности.

Е. ЧУДНЕНКО. У нас срок от начала проектирования до сдачи станка в серию – один год. На других предприятиях отрасли этот цикл занимает от трех до пяти лет. У ребят из СКБ нет права на ошибки. Если раньше станки начинали изготавливать лишь после того, как закончатся работы конструкторов и технологов, то у нас все иначе. Пока конструктор еще только задумывает и набрасывает эскизы узлов, технолог уже высказывает свои замечания, а рабочие уже начинают готовить детали...

А. ГОРОДНИЧЕВ. Например. Николаю Бондаревскому, одному из молодых конструкторов, лауреату областной премии имени академика Мальцева, доверили разработку токарного обрабатывающего центра. Этому центру будет подвластно множество операций, любую деталь обработает. Таких в мире-то раз-два, и обчелся. Так вот, Коля со своей группой еще только вычерчивать узлы заканчивал, а на заводах-изготовителях уже детали делали по этим чертежам. Вот и попробуй ошибись!.. Все на твоей совести. У нас не принято говорить: попробуем сделать. Пробовать – это слишком дорого может обойтись. Ведь у обрабатывающих центров очень высокая стоимость. А когда монтаж идет прямо с листа, то любая ошибка в проекте чревата большими неприятностями.

А. СКРЯБИН. Поэтому мы и стараемся исключить вероятность ошибки. Вот я модельщик. Со стороны может показаться: подумаешь, модели для отливок деталей станков из дерева делает, ничего особенного!.. А ведь формы обрабатывающих центров имеют повышенную сложность, посмотрите, какие плавные линии, сколько тонкостей, какие переходы! И точность большая нужна! Или вот, к примеру. Андрей Харахнин. Прежде чем стать наладчиком (а наладка – не просто последний этап в изготовлении станка, но и один из самых сложных и ответственных). Андрей вначале поработал монтажником, пока все операции на сборке до мельчайших подробностей не изучил. И только тогда перешел к наладке. И работает в постоянном контакте с конструкторами.

И. ФЕДОСЕЕНКО. Это точно. За день раз двадцать, а то и больше приходится в цех бегать. Посмотреть, как там сборка, наладка. Для конструктора или технолога это очень важно. Попробуйте, допустим. застать на месте Сергея Громова! Инженер-технолог, а постоянно в цехе!..

У нас доверяют молодым, но и спрашивают той же мерой. Кто, к примеру, ездил на выставку в Париж? Наши ребята. А в Милан. Ганновер. Токио? Тоже наши. Доверие? Да. Поощрение? Да. Но попробуй приехать с выставки без свежих идей – больше никуда не поедешь!..

С. КРАСИЛЬНИКОВ. Да, на выставке надо не только себя показать, но и других посмотреть. Нужно успеть увидеть слабые и сильные стороны, конструкций у зарубежных фирм и продумать, как у себя дома сделать лучше. Иногда и замечания по своим станкам с выставки привезешь. Дома не заметишь, а там чувство ответственности как бы обостряется. Все-таки ты лицо завода. Завод делал, а тебе доверили показывать. И потом – несешь ведь ответственность за честь города. В мире должны знать: ивановцы все делают на высоком уровне, это традиция.

Мы привыкли к извинительной фразе: машина, и та ошибается. Она-то как раз и может ошибаться, какой с нее спрос – машина!.. Ведь чувство ответственности присуще только человеку. Оно воспитывается доверием, работой, помогает порой решить даже неразрешимую на первый взгляд задачу, не дает права на ошибку. Молодые станкостроители ошибаться себе не позволяют. Они уже привыкли – не ошибаться. И от этого в них постоянно укрепляется уверенность в своих силах.

Уверенность

Только третий год коллектив объединения получает премии. Примерно столько же здесь выполняется план. Опять парадокс? Создание новейшей техники – и невыполнение плана?.. Да, почти десять лет понадобилось, чтобы доказать нецелесообразность выпуска морально устаревших станков (обрабатывающие центры в зачет не шли). Только около двух лет производство устаревших станков снято с плана ИСПО. Объем производства возрос на 42,5 процента, только в прошлом году втрое перекрыто плановое задание по поставкам оборудования на экспорт.

Все эти десять лет борьбы ивановские станкостроители верили, что рано или поздно они докажут, что правы. Работали долго без премий, числились в отстающих, но таковыми себя не считали и верили. Верили в свою правоту.

А. ГОРОДНИЧЕВ. В январе прошлого года обсуждался такой вопрос: в план нам поставили десять станков ИР-320. Мы прикинули, подсчитали, что, если освободить дополнительные площади на участке сборки, можно выдать... семь годовых планов по этим станкам! Откуда такая уверенность? Ну, во-первых, рассчитали, а во-вторых, страна остро нуждается в этих станках. План – это одно, потребность – совсем другое. Короче, надо было. На заводской партийной конференции выступили с предложением: вместо десяти – семьдесят. Что, все проголосовали за»? Нет, были и сомневающиеся: «Куда замахнулись? Не осилим!..»

Представляете: не хотят верить в свои силы! Спокойно-то жить легче. Зачем рисковать – а вдруг не получится?.. Но мы-то знали, что этого «вдруг» по нашей вине не будет.

А. ХАРАХНИН. Взялись-то мы здорово, за два месяца больше годового плана сделали. И «съели» все комплектующие детали. Участок встал. Делать было нечего. Ребята выложили пол металлическими плитками, теперь и светлей стало, и чище, и уютнее. Но от этого уюта тогда было тоскливо. Почти три месяца ждали комплектующих. Наконец их прислали. Работу продолжили, но с ритма уже сбились, время ушло. Обидно было. Четыре-то годовых плана мы сделали, даже, может, и больше, уже не помню... Но ведь могли больше!

С. КРАСИЛЬНИКОВ. Сейчас от выпуска отдельных обрабатывающих центров мы переходим к производству станочных комплексов. Недалек тот день, когда выпустим комплекс «Иваново – ЗИЛ», который будет использоваться для изготовления дизельных двигателей автомобилей «ЗИЛ». С его помощью зиловцы планируют начать опережающий выпуск машин. А потом, без реконструкции, сменив лишь программу, смогут на нем же делать более совершенные машины. Тут и трудоемкость снизится намного и производительность труда возрастет.

А. ХАРАХНИН. Как можно поднять производительность труда, скажем, работая на обрабатывающем центре, если уже задана программа? Здесь все зависит от мастерства рабочего: насколько он творчески подходит к программе. Ее ведь можно менять. Вот пример. Деталь обрабатывается разным, инструментом. И вот в очередной раз происходит его смена. По программе магазин с инструментом – для отыскания нужного – поворачивается по часовой стрелке, а если повернуть против, то нужный инструмент быстрее попадет в захват. Программист учел последовательность операций, но не учел, в каком положении будет находиться в данный момент магазин с инструментом. А ты работаешь, ты видишь. Значит, меняй программу. Выигрываются секунды, но в сумме они дают немало. Да и самому интересно – не быть формальным исполнителем.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены