Умей зарываться в землю

И Чабров| опубликовано в номере №365-366, Август 1942
  • В закладки
  • Вставить в блог

О лопате и мотыге

Вспомните, сколько радости доставляла вам в детстве простая деревянная лопатка, какие чудесные крепости из снега можно было сооружать при помощи этого нехитрого инструмента!

С лопатой человек не расстается и в более поздние годы своей жизни. Но тогда лопата из игрушки превращается в орудие труда. И во время войны нужна лопата. При помощи лопаты боец самоокапывается и укрепляет местность. В тяжелую минуту рукопашного боя лопата в умелых руках красноармейца становится сильным оружием.

На поле сражения очень часто приходится самоокапываться под огнем противника. Но в боевой обстановке копать стоя нельзя, иначе первая же шальная пуля угодит в бойца. Кроме того, невыгодно, чтобы противник видел, что делают наши части. Как правило, боец копает окоп лежа, реже - сидя.

Нужна ли для такой работы лопата с длинной ручкой? Конечно, нет. Куда удобнее иметь лопату с коротким черенком. Такой лопатой и является малая лопата, которую обычно вы и видите у бойца.

Для больших земляных работ, особенно тогда, когда работать приходится стоя, имеется большая саперная лопата. А если приходится работать на каменистом или твердом грунте? Тогда на помощь лопате приходит кирка-мотыга.

Не меньшую роль, в военном деле, чем лопата, играет топор: он применяется при постройке окопов, блиндажей, ходов сообщений и т. д. Все это: и лопата, и кирка, и топор - есть тот самый «носимый шанцевый инструмент», который часто упоминается в разговоре военных людей.

Кроме него, в каждой воинской части имеется еще так называемый возимый шанцевый инструмент: здесь саперные пилы, плотничьи топоры, кирки-мотыги, ломы, поперечные пилы и ножницы для резки проволоки.

Вооруженная всеми этими орудиями саперного дела, наша часть направлялась на фронт...

Взлетели красные ракеты

Раннее летнее утро. Солнце едва поднялось из-за горизонта. Проснулся лес... Наступил для вас первый боевой день. Как бы в подтверждение, где-то совсем близко разорвались снаряды.

Враг недалеко. Даже без бинокля видны разрушенные строения деревни Н., на окраине которой засели фашисты.

Вскоре на правом фланге «заговорили» ваши пулеметы, а потом и орудии. Шипя, полетели через наши головы снаряды...

Нам предстоял «бросок» по открытой, слабо пересеченной местности. Враг простреливал каждую лощинку, бугорок, канавку. Трудный путь! Но приказ командования предлагал взять высоту «161,5». И она будет взята. Она должна стать опорным пунктом нашей дивизии.

До выступления оставались считаные минуты. Умолкли орудия. Прекратилась стрельба.

Тишина перед прозой! Кто не был в бою, тому трудно понять всю торжественную благоговейность этих последних мигнут перед схваткой с врагом.

Каждый боец, каждый командир понимал тяжесть предстоящего боя. Стрелки часов показывали 4.30. На командном пункте взлете-то несколько красных ракет - сигнал атаки.

По команде лейтенанта Сидорова первым начало перебежку третье отделение. Его движение прикрывали огнем первое и второе отделения.

Когда третье отделение заняло впереди нас несколько воронок, вырытых снарядами, начало перебежку первое отделение. Так, прикрывая огнем друг друга, приближались бойцы к намеченной цели.

Ловко я сноровисто применялись красноармейцы к местности. Вот комсомолец Сарычев, пригнувшись к земле, быстро добежал до воронки, укрылся в ней и сразу же открыл огонь по врагу. Боец Иванов «разбегу лег у небольшого бугорка. Но он почему-то медлил, не стрелял. В чем дело? Не мешает ли ему что-то наблюдать за противником? Ну, конечно, так. Иванов отполз всего на один - два метра вправо от бугорка и открыл огонь.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены