«Учеба» ударника или ликвидация искусства

Г Бровман| опубликовано в номере №214, Январь 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

ГИХЛ издал в серии «Массовая критическая библиотека - «На литературном посту» книжку В. Перцова «О чем и как писать рабочему писателю». Но является ли эта книжка новым словом после Крайских, Артюшковых и Шенгели? Или это только новая вариация давно приевшихся доморощенных откровений «поощрителей российской словесности»?

Обратимся к тексту.

Автор вполне справедливо уделяет много места призыву рабочих - ударников в литературу. Это движение стоит сейчас в центре внимания литературной общественности, и дальнейший его рост во многом зависит от правильно поставленной марксистско-ленинской учебы. Рабочие - ударники нуждаются в хороших пособиях по литературной грамоте. Разумеется, такое пособие должно находиться на высоком теоретическом уровне и отвечать в то же время непосредственным практическим задачам, стоящим перед рабочим - ударником, пришедшим в литературу. Такая книга будет содействовать идейно - творческому росту «начинающего рабочего - писателя, его активизации в борьбе за большевистское искусство.

Уделяя этому вопросу много времени и места, автор в то же время обнаруживает полнейшее непонимание и подлинного смысла и действительного значения призыва ударников в литературу. Это непонимание имеет несомненно свои корни в «лефовских» взглядах, «на путь изживания которых», по мнению редакции, т. Перцов «в этой брошюре бесспорно становится» (от редакции, стр. 3).

Мы думаем, однако, что в ряде вопросов автор не только не преодолевает своих старых механистических и формалистских теориек, но, наоборот, воскрешает их, пытаясь протащить давно осужденные пролетарской литературной общественностью идейки в трактовку даже такого, казалось бы далекого от Лефа, явления, как призыв ударников в литературу.

Как же понимает Перцов задачи призыва ударников? Оказывается: «Он должен повысить литературную грамотность активистов рабочего класса, как ликбез повышает простую грамотность всего населения нашего Союза» (стр. 9).

Таким образом, автор пока не только не связывает призыва ударников с задачей создания большевистской художественной литературы, но уже прокладывает пути к уходу от такого понимания призыва.

Развивая дальше эту мысль, автор по существу отождествляет ударников, призванных в литературу, с рабселькорами:

«Призыв рабочих - ударников в литературу должен повысить качество этой низовой печати, которая своими силами должна обслужить политическую и производственную жизнь фабрики, завода, совхоза» (стр. 9).

Нельзя, конечно, не видеть родства этих двух огромных отрядов работников большевистской печати, но глубоко ошибочно смазывать их качественное отличие, разницу между выдвигаемыми перед ними задачами, сводя в частности задачи призыва к повышению качества многотиражек, стенгазет и т. п.

Но в этих замечаниях автор все же говорит еще вполголоса. Он только расчищает себе путь.

Смысл и значение самого призыва ударников, как и всего творчества рабочих - писателей, автор видит в «передаче опыта социалистической организации труда» (стр. 10 и мн. др.).

Это, по Перцову, высший и единственный принцип работы ударников в литературе, ему и должна быть посвящена вся их деятельность.

Об этом Перцов говорит многократно и упорно почти на каждой странице книжки. И в этом назойливом подчеркивании и выпячивании именно этой задачи призыва, в отрыве от всего многообразия его действительного идейно - классового значения и начинает сказываться «лефовство» перцовских рассуждений.

Искусство имеет огромное объективно - познавательное и организующее значение. По отношению к искусству пролетариата, наиболее объективно познающего мир для его переделки, это положение приобретает особо важный смысл. Пролетарская литература, являясь выражением в образном мышлении пролетарской идеологии и отражая сегодняшний день социалистической стройки, разумеется, обобщает и передает опыт строительства нового общества.

Но отсюда совсем не следует, что только ударник, взявший темой, допустим, работу на производстве, организует чувства и мысли ига борьбу за социализм. И не передавая в отдельных случаях конкретного опыта «социалистической организации труда», пролетарский писатель может с успехом быть на уровне большевистских идей нашего времени, отражать в своем творчестве идеологию пролетариата, строящего социализм, создавать произведения, являющиеся могучим орудием партии.

«... неправильны и вредны, - писал в свое время секретариат РАПП в письме «О развертывании творческой дискуссии», - стремления ограничить тематику пролетарских писателей только сегодняшним днем революции». С этим положением нельзя не согласиться. А между тем Перцов со свойственным лефовцам грубым утилитаризмом фактически сводит все многообразие стоящих перед рабочим - ударником проблем, все богатство действительности, могущей быть объектом его творчества, только к производству, цеху, станку.

Однако не только в этом еще основной порок перцовской установки. Беда в том, что и показ производства, цеха, работы автор понимает сугубо делячески, и здесь в вульгарности его понимания творчества ударников уже не приходится сомневаться.

«Нужно начинать учиться, пробовать свои силы, иначе не рассказанный никому общественный и производственный опыт пропадает, и вместо того, чтобы другие рабочие им воспользовались, они будут тратить время на поиски того, что уже найдено и проверено».

Тут уже отчетливо проступают не только уши лефовца, но и вся физиономия явного ликвидатора искусства, подменяющего огромную задачу создания большевистской, высоко - идейной художественной литературы «рассказыванием» (?!) производственного опыта, чтобы он не пропал!!!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 7-м номере читайте о трагической судьбе царевича Алексея, о жизни и творчестве  писателя, чьи произведения нам всем знакомы с детства – Евгения Шварца, о Рузском музее – старейшем  в Подмосковье, покровителях супружеской жизни святых Петре и Февронии, о единственной и несравненной королеве Марго, окончание детектива Наталии Солдатовой «Химера» и много другое.



Виджет Архива Смены

самое обсуждаемое

в этом номере

Художник Роберт Черняк

6 января 1932 г. умер активный сотрудник «Смены» Роберт Михайлович Черняк