Тяжелое золото ацтеков

Анатолий Голубев| опубликовано в номере №997, Декабрь 1968
  • В закладки
  • Вставить в блог

Упреждение на время

В предолимпийском номере «Смены» был опубликован наш прогноз. Как и всякий прогноз, он был далек от совершенства уже тогда. Тем более несовершенным кажется сегодня, когда каждому мальчишке известны итоги XIX Олимпийских игр в Мехико.

И все же имена, названные «Сменой» практически за два месяца до начала игр — именно тогда материал об олимпийских фаворитах сдавался в набор, — оказались действительно в фокусе мексиканских событий.

Эти имена делали газетные заголовки. Одни — своими предсказанными победами. Другие — своими неожиданными поражениями. В некоторых случаях на спортивный Олимп прорывались новые, незнакомые имена. Но это было естественным. Невозможно предсказать непостижимое. А именно неизведанность, непостижимость стали характерной чертой современной спортивной жизни.

Но одно особое качество выгодно отличало «сменовский» прогноз от других подобных ему предсказаний: верно взятое упреждение на время. На наше бурное время. Время невиданной коммуникабельности мира. Концентрации внутренних резервов страны — даже экономически слабой — в период подготовки своей национальной команды. Использование всего технического и тактического арсенала мирового спорта.

И что было особенностью Мексиканских игр — специализация очень многих стран в отдельных, ставших «своими» видах спорта.

Гегемония США в плавании была настолько определенной, что соревнования практически утратили спортивный интерес. Каждая вырванная у американцев «водная» медаль рассматривалась как сенсация. Только абсолютной гегемонией в плавании и чрезмерно раздутым комплектом «водных» медалей — о чем следует поговорить особо — объясняется тот печальный для нас факт, что мы проиграли Олимпийские игры в Мехико, уступив американцам как по числу золотых медалей, так и по количеству очков в неофициальном подсчете.

Был ли такой результат неожиданным для нас? И да и нет.

«Нет!». Потому что в течение двух десятилетий, особенно после Мельбурнской и Римской олимпиад, американское спортивное руководство, да и правительство США в целом предприняли кардинальные меры по «спасению спортивного престижа звездно-полосатого флага».

Среди этих мер — создание специальных координационных и консультативных советов. В один из них, занимающийся урегулированием отношений между промоутерами, спортсменами и Национальным олимпийским комитетом, входят такие экс-звезды, как Джесси Оуэне, Рафер Джонсон, Боб Матиас, Билли Миле и другие. Использовался не только их богатый опыт олимпийских бойцов, но и их авторитет в решении десятков сложнейших социально-экономических проблем, которые вставали как в период подготовки к играм, так и в ходе самих игр. Среди этих мер — широкие социально-экономические мероприятия, изучить которые нам не только не стыдно, но и абсолютно необходимо.

На вопрос, был ли такой результат игр неожиданным для нас, с таким же полным правом можно ответить и утвердительно. «Да!» Во-первых, потому, что человеку свойственно всегда надеяться на лучшее. Во-вторых, потому, что, презрев рамки всякой разумности и уповая на печально известное «авось» (иногда за этим скрывается обыкновенная профессиональная непригодность), тренеры многих наших команд наивно считали своими медали, которые были под стать мертвым душам господина Чичикова.

Жажда наград — не такое уж и плохое качество. Мне казалось, что ее даже не хватало в Мехико. Но проявлять эту жажду надо не только и не столько на играх, сколько во время самой серьезной подготовки к соревнованиям. Помнить о ней во время боя и стремиться утолить в борьбе, а не во время припудренного розовой пыльцой предолимпийского отчета.

Всякая ошибка страшна не тем, что она совершена. Она становится опаснее во сто крат, когда ее не замечают или, хуже того, не делают из опыта ее правильного вывода. И потому всегда существует угроза повторения.

Чтобы не усугублять такой серьезный просчет, который был явно сделан в период подготовки нашей олимпийской команды, чтобы не усугублять дурное впечатление от прожектерства в канун Олимпийских игр, чтобы не шарахаться от колокольного звона «во здравие» к звону «за упокой», нужно только одно — спокойствие. Да еще, пожалуй, трезвость! Спокойно проанализировать все происшедшее и трезво посмотреть на многие вещи, на которые мы то ли из чувства ложной скромности, то ли из нежелания ответственно воспринимать жизнь непростительно долго закрывали глаза после Гренобльской Белой олимпиады.

И этому совету я хотел бы последовать прежде всего сам, надеясь, что пример окажется заразительным, поскольку уверен, еще много и долго будут говорить как специалисты, так и журналисты о событиях, которые доставили советским любителям спорта много огорчений и меньше, чем хотелось бы, радостных минут.

Эти мексиканские заметки — лишь отрывочные отголоски далеких и ставших теперь историей событий. Это только впечатления человека, которому дорог наш спорт и для которого игры в Мюнхене через четыре года — забота уже сегодняшнего дня. Надо вспомнить все, как это было в Мехико, чтобы в баталиях грядущей олимпиады почаще звучали победные фанфары в честь советских спортсменов.

Обязательное качество любого анализа современного спорта — упреждение на время, несущее перемены в спортивной жизни каждый день, каждый час, упреждение на время, которого осталось так мало до того момента, когда на Мюнхенский олимпийский стадион выйдет новая национальная сборная Страны Советов.

Долина кукол

Деревни рождаются и вымирают. Одним на это требуются тысячелетия. Жизнь других укладывается куда в более скромный срок. Одни родились по воле случая. Другие умерли, не выдержав набега времени и ударов судьбы.

Но есть одна особая деревня, олимпийская, которая, как бабочка-однодневка, рождается и умирает не по воле случая, а точно в строго отведенные для этого сроки. Но минуты рождения новой олимпийской деревни, когда она заполняется красивой, многоязыкой толпой, и минуты опустения, когда радостные или огорченные ее обитатели разъезжаются по миру, от этого не становятся менее волнительными: радостными или печальными.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Форум: 5 000 000 думающих людей

Заметки о выставке технического творчества молодежи, посвященной 50-летию ВЛКСМ