Творец или ремесленник?

Бор Семенов| опубликовано в номере №837, Апрель 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Студенческие научные общества. Студенческие конструкторские бюро. Студенческие научно-исследовательские кружки на кафедрах. Студенческие научные клубы при факультетах. Словно бурный поток, все больше и больше захватывает молодежь научно-техническое творчество.

Пять тысяч инициативных работ московских студентов из пятидесяти вузов и тридцати семи техникумов было представлено на последней выставке в Политехническом музее. И каждая из этих работ наглядно демонстрировала успехи студенческой молодежи.

Успехи эти множатся из года в год. И все-таки на пути исследовательской и конструкторской работы студентов то и дело возникают препятствия. О них и надо говорить сегодня, в канун XIV съезда комсомола.

Как-то в Московском городском комитете комсомола мне с гордостью сообщили:

– В столице есть вузы, где научная работа поставлена очень здорово: ею занимается пятьдесят процентов студентов.

Судя по статистике, в лучших институтах половина студентов мечтает о развитии самостоятельного инженерного мышления и научной инициативы. Это они, придя на производство и даже получив работу, которая кажется уныло-будничной, постараются наполнить ее романтикой новых открытий, поднять до уровня творчества. Ведь творчество возможно повсюду, даже... на рытье котлована. Я не оговорился. Именно на рытье котлована во время производственной практики в Якутии студенты из Московского инженерно-строительного института задумались над проблемой теплоизоляции будущего здания. И не только задумались, но и решили ее. Сначала рассчитали возможности применения газобетона в условиях вечной мерзлоты, затем наладили его производство, потом внедрили на стройке. Это была настоящая творческая победа на ниве «скучных» будней.

Я поинтересовался: кто эти ребята-первооткрыватели? Почти все они оказались членами научных кружков. Они как раз из тех «пятидесяти процентов», о которых с гордостью говорили в горкоме.

Как же обстоят дела с другой половиной студентов? И во многих институтах даже не с половиной, а с большинством юношей и девушек?

Кем станут они на производстве, если в стенах института не вдохновились романтикой первооткрывателей? Если жажда творчества не захватила их молодые умы и сердца? Бездушными ремесленниками, хладнокровными исполнителями. Нужны ли нам такие инженеры? Безусловно, нет. Не только с этической точки зрения, но и с позиций практики: инженера без творческого огонька, без стремления к непрестанному научному поиску довольно скоро вытеснит машина-автомат, ибо сам он такой же автомат, только значительно меньшей работоспособности.

Надо со всей прямотой сказать каждому студенту: если ты хочешь стать инженером, ты обязан быть творцом. Ну, а если учеба в институте для тебя – лишь отсиживание положенных часов, если ты не «заболел» поисками новых технических идей? Тогда лучше перестань думать об «инженерии». Ищи другую профессию.

Чем скорее мы добьемся такого положения, когда каждый студент будет дерзать и творить, тем полнее и лучше мы выполним задачу подготовки специалистов, по-настоящему нужных промышленности.

Было время, когда промышленность видела студента только в дни его практики. Ныне все чаще и чаще в производство внедряются научные и конструкторские работы, выполненные студентами. На выставке, с рассказа о которой начались эти заметки, были представлены именно такие работы Были там чертежи и расчеты стана «НС-3», выполненные ребятами из конструкторского бюро Московского института нефтехимической и газовой промышленности. На Верхнесергинском машиностроительном заводе, где будет сооружен этот стан, выпуск буровых долот возрастет больше чем в пять раз. Была там и электронно-счетная машина новой, неведомой раньше марки – «МЭСИ». Эта машина – детище студентов Московского экономико-статистического института. При анализе переписи населения она способна обрабатывать полторы тысячи перфорированных карт в минуту.

Я видел на выставке, как, осмотрев какой-нибудь экспонат, производственники просили студентов: «Передайте его нам, мы наладим серийный выпуск». Это высшая оценка деятельности будущего инженера. Высшая, но не единственная.

Приходится, к сожалению, отметить, что правильный тезис о связи науки с производством в применении к студенчеству нередко превращается лишь в «модный» лозунг. У руководства некоторых институтов появляется увлечение работами по хозяйственным договорам. При этом порой не задумываются об интересе студентов к решаемой проблеме, о том, рождает ли данная работа увлеченность, пробуждает ли творческий дух, жажду научного поиска. Во главу угла ставится лишь хозяйственная рентабельность. И тогда в науку «зачисляются» даже те, кто в процессе договорной работы между институтом и предприятием выполняет задания типа «это надо привезти, это – отвезти». Подлинная научная инициатива, настоящее творчество от этого здорово проигрывают.

В конце этой зимы несколько дней подряд я провел в Московском авиационном институте. Там мне рассказывали о многом.

Но вот об электронной машине, создаваемой здесь, стыдливо умолчали. И узнал я про нее совершенно случайно. Почему умолчали? Да потому, что она умеет только... играть в «крестики-нолики». Какая, мол, от нее практическая польза?

А мне эта машина очень понравилась. Оценка научной или конструкторской работы, выполненной студентами во время обучения в институте, не может и не должна быть одинаковой с оценкой работы «взрослого» ученого или «взрослого» конструктора. Ведь суть студенческой инициативной работы состоит не только в том, что студент создает, но и в том, что он сам приобретает, для того чтобы приобретенное сегодня завтра отдать стране.

И если электронная машина для игры в «крестики-нолики» как таковая промышленности не нужна, это еще не значит, что студенты трудились напрасно. В воспитании инженера-творца знания и опыт, полученные в процессе работы над созданием агрегата, принесут огромную пользу. Да и кто может поручиться, что оригинальное решение тех или иных узлов уже сегодня не будет использовано в промышленности для создания других вычислительных машин?

Давайте представим себе самолет, который сделан из пластмассы. Даже трудно это вообразить. Но именно такой самолет спроектировали студенты Московского авиационно-технологического института. Какова реальная ценность этого проекта? Нужно ли строить сегодня пластмассовые самолеты? Сегодня, видимо, нет. Но подумайте: ведь это первый проект, первые расчеты, которые утверждают: стеклопластики могут использоваться как конструктивный материал в самолетостроении. Так студенческая работа открывает не только перспективы для новых принципов конструирования летательных аппаратов. Она позволяет уже сегодня проектировать и изготовлять из пластмасс «куски» современных самолетов.

Вот таким перспективным работам нужно уделять как можно больше внимания. Таким работам нужно оказывать максимальную помощь. Пусть то, над чем бьются студенты в конструкторских бюро, порой не имеет в данный момент практического применения, но ведь нельзя творческие способности рассматривать лишь с утилитарной точки зрения!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

«Не по службе, а по душе…»

Из дневника секретаря райкома