Туркестанская школа

Свешников| опубликовано в номере №5, Март 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

1. Как было

Изящно - легкие, воздушные, голубые минареты, врезавшись в синеглазую высь яркого туркестанского неба, застыли в своем порыве вверх! И замерев, стоят в тишине и безмолвии: тихо в ограде мечетей, украшенных по стенам извне конскими хвостами - на древках; зеленеет застоявшаяся в водоемах вода; зеленеют от сидячей неподвижной жизни лица живущих при мечетях мусульманских учителей и профессоров, молчаливых и ведущих созерцательную жизнь.

Так, вне мира, вне жизни, вне ее развития и скачков, стоит этот мусульманский мирок. Стоит с полудня до утра, до тех минут, когда в ограду вливаются, как волны, толпы школьников в разноцветных тюбетейках, в полосатых - зелено - желтых и сине - красных халатах и в белых штанах. Войдут и, скользя, исчезают в маленьких створчатых дверях. Нет шуму, нет веселых криков, нет бьющей ключом юности! И кажется, будто это не дети, а маленькие восточные старики, доживающие последние дни, дни без радостей, смеха и веселья.

... Опять та же тишь. По ограде проскользнула белая чалма. Это и мулла и учитель. Он нырнул в ту же дверку. Проходит еще несколько минут и вдруг за створчатыми дверками поднимается неистовый гам, разноголосый, беспрерывный, дикий! Это школьники начали занятия: каждый из них сидит на полу вплотную с другим, сидит, сложив ноги по восточному, «калачиком», и, качаясь, как седок на верблюде, однотонно, уныло, то громко, то все тише и тише, то вновь вопя, читает нараспев. Это восточная учеба: зубрежка, главным образом, Корана, который запирает умы детей в клетку религиозного тупоумия...

... Так учились поколения за поколениями в Средней Азии, учились мертвой букве, жевали строки Корана с ранней юности и до седых волос. И тот, кто знал учение Магомета слово в слово наизусть, тот делался большим человеком, любимцем туземного класса, - властителя, «святым» для темных низов и, стоя впереди его, стоя на месте, как баран пред вставшим стадом, смотрел вперед, в глаза бога, в глаза лжи...

2. Как есть

Алла, что это щелкает? Разве это песнь туркестанского чародея - соловья? Нет, это щелкает в ограде мечети под воздушно - голубыми минаретами кино - аппарат! Это школьники в кино изучают естествознание. Это действует маленькая чудесная машинка, картинно рассказывая школьникам о природе, о ее вечности, о ее движении. Горят щеки у малышей, не насмотрятся, всасывая новые, принесенные советами, знания. Слушая объяснения партийца о происхождении солнечной системы, о том, что все составляет - о материи, о Геккелевских законах сохранения материи и энергии, журчат школьники, как шумный весенний поток - весело, призывно, удивленно:

- Верно, учитель! Теперь то все понятно...

- Верно, товарищ: аллашка - ерунда, бога нет: люди сами его выдумали...

- Ага - а, так наши муллы и аллах - жулики, народ обманывали! Верно, значит, нам говорили русские комсомольцы в Новом городе 1).

Шумят школьники, как молодая поросль при налетевшем ветерке, а у стены стоит бледный трясущийся мулла, прилип к ней, как затаившаяся для прыжка геенна, и шамкает: «богохульники, аллах вас погубит!»...

Богохульники же, блестя при свете электрических лампочек комсомольскими значками на ха - новых курточках, ждут конца антракта.

Ночной ветер ударил в вершину серебристых тополей, зашуршал их листвой, всплеснул алые знамена школы с зелеными знаками серпа и молота, скользнул по темной поверхности водоема и понесся вдаль обновленной, обновляющейся, советизирующейся Азии...

1). В европейской части Ташкента.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте об истории  российско-британский отношений начиная с XVI-го века, о жизни творчестве оригинального, ни на кого не похожего прозаика Юрия Олеши, о том, как же на самом деле складывались   отношения  роман Матильды Кшесинской и Николая II-го, о Российском детском фонде, которому в этом году исполняется 30 лет, об Уоллис Симпсон -  героине й самой романтической истории XX века,   окончание .  нового  остросюжетного роман Ольги Торощиной «Все ради тебя – ВИКА» и многое другое…



Виджет Архива Смены