Трудная дорога

Георгий Семенов| опубликовано в номере №1055, Май 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

Отрывок из повести «К зиме, минуя осень»1

1 Полностью повесть печатается в журнале «Знамя».

Деревенский мальчонка в подпоясанном туго ватнике, в старой шапчонке, в сапогах — мягкий весь какой-то на вид и шустрый, как серый воробей, — суетился вокруг воза, стараясь всем помочь, стараясь успеть везде, и лошадь по морде бил, покрикивая на нее, когда она ногами перебирала, колыхая воз. Лошадь тогда вскидывала испуганно голову, пятилась и отворачивалась с презрением и ошалелостью в больших глазах под кукольными ресницами.

А потом, когда тюки перевязали туго-натуго веревками, мальчонка вспрыгнул воробьем на оглоблю, а с оглобли, ухватившись за веревку, легко вскарабкался наверх.

Кеша Казарин таким же путем взобрался на самую верхотуру и оттуда с опаской поглядывал на людей, которые таскали из школы вещи, тюки, нагружая другие подводы.

— Поезжайте, поезжайте! — махала рукой Анна Сергеевна. — Догоняйте Вальку Зайцева. Не ждите! Там, на станции, вас Лидия Федоровна встречать будет. Поезжай, тебе говорят!

И они поехали. Воз качнуло, и Кеша, ухватившись за веревку, последний раз оглядел школу, школьный двор, на котором бочка с тухлой водой и серая стая воробьев на голом деревце, как серые листья, и гомонливое их щебетание на солнышке... Подводы, белые тюки, люди и лошади...

— До свидания! — закричал Кеша и махал рукой. — До свидания!

— Это мы мигом! — не уставал повторять мальчонка в каком-то странном душевном захлебе. — До станции — это мы мигом догоним. Тут и ехать с бугра на бугор — и тама. — И спросил вдруг: — Далеко гонят?

— А нас никто не гонит, — отвечал ему Кеша.

— Это все одно, — смеялся мальчонка. — Гонят, не гонят... Ну, не гонят, ладно... Сами бегете от Литера?

— От Литера, — передразнил его Кеша. — Не знаю такого.

— Литера не знаешь?! Не слыхал? Он у них главный, у фашистов.

— Сам ты Литер! Гитлер у них главный.

— А все одно... Я вот не побег бы...

— Ты канавы объезжай, а то свалимся. Вон как качает...

А мальчонка, откидываясь в каком-то озорстве и веселье на спину, смеялся и даже «о-о-ойкал» от удушливого смеха.

Ехали они все время небыстро и в одиночестве, никого не нагоняя, и их тоже никто не догонял.

Небо вокруг было черно-пегое, с голубыми просветами. Солнце как будто осталось позади, над интернатом, а здесь было сумеречное скошенное поле, потемневшая стерня, и чудилось, что вот-вот соберется дождь или снег. А дорога между тем пошла совсем плохая: ухабистая, с разбитой колеей, с мутными лужами и колдобинами. Воз кренило то в одну сторону, то в другую, телега всякий раз словно бы вскрикивала в скрипучем своем страхе, а лошадь с натугой тащила ее дальше. Медленно ехали. Пахло лошадиным густым потом, и даже мальчонка угомонился и сидел настороженно. На развилке раскисших, плывучих дорог их нагнал обоз с ребятами, которые понуро грудились на телегах. Пришлось посторониться.

— Это не наши, — сказал Кеша.

— Известно, что не наши, — отвечал мальчонка.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены