Триста с «Корабля дружбы»

Н Кручина, В Низский| опубликовано в номере №837, Апрель 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

В Гавану пришла телеграмма

В Гавану пришла телеграмма. Хо¬тя «пришла» – это, конечно, не то слово. Родившись под умелыми пальцами смуглой девушки где-то в маленьком почтовом отделении у берегов полноводной Сыр-Дарьи, заспешили по тугим про¬водам деловитые точки и тире, ми¬новали Аральское море, южные отроги Урала, задержались чуток в Москве, промчались над Евро-пой, над могучей Атлантикой. Потом, спикировав, замерли, улег¬лись в аккуратные строчки на бланке Центрального телеграфа столицы Кубы.

КЕНИШБАЮ АЛЬШАРАЗОВУ СОВЕТСКОЕ ПОСОЛЬСТВО ГАВА¬НА КОМСОМОЛЬЦЫ И МОЛО¬ДЕЖЬ ТВОЕГО РОДНОГО КОЛХО¬ЗА ОТ ДУШИ ПОЗДРАВЛЯЮТ ТЕ¬БЯ НОВЫМ ГОДОМ ТЧК ЖЕЛАЮТ ДОЛГИХ ЛЕТ ЖИЗНИ ЗПТ ПЛО¬ДОТВОРНОЙ РАБОТЫ ДЕЛЕ ОКА-ЗАНИЯ ПРАКТИЧЕСКОЙ ПОМО¬ЩИ БРАТСКОМУ КУБИНСКОМУ НАРОДУ СТРОИТЕЛЬСТВЕ НОВОЙ ЖИЗНИ ТЧК ЖДЕМ СЧАСТЛИВО¬ГО ВОЗВРАЩЕНИЯ РОДИНУ ТЧК КОМСОМОЛЬСКАЯ ОРГАНИЗА¬ЦИЯ КОЛХОЗА ДЖАМБУЛА

И вот воскресным днем наш «га¬зик» мчит по шоссе в направлении Бауты. Везем телеграмму. Мель¬кают по обе стороны дороги за¬росли сахарного тростника, кол¬кие, будто застывшие, всплески взрывов, кусты отливающего сталью энекена, вислоухие кроны банановых деревьев. Дорога дол¬го тянет в гору, потом делает рез¬кий поворот и отвесно падает вниз. Впереди, до самого горизон¬та, – долина. Отсюда, сверху, эта тропическая долина напоминает большую мягкую поляну нашего среднерусского леса: пальмы – маленькие елочки, гуайава – про¬хладный мох, мани – сочно-зеле¬ные заросли черники. А в самом центре неожиданной грибной рос¬сыпью – крыши Бауты.

Спускаемся в городок и спра¬шиваем первого встречного пеше¬хода, не знает ли он, где тут жи¬вут советские.

– Русские техники? Знаю, ко¬нечно. Через улицу, третий дом справа...

«Бьенвенидос...»

Дверь оказалась открытой. В просторной прихожей вдоль

стен несколько кресел-качалок, телевизор на маленьком столике в углу. В небольшой светлый ко¬ридор выходят двери сразу трех комнат. В них чисто и прохладно: тихонько гудят вмонтированные в стену установки кондиционирова¬ния воздуха. На стене портреты Ленина и Фиделя. Горки книг на тумбочках: справочники по раз¬личным отраслям сельского хо-зяйства, «Словарь семилетки», то¬мик Маяковского, материалы XXII съезда КПСС. Значит, не ошиб¬лись. Но где же хозяева?

– Эй! Есть тут кто живой? – окликаем по-русски.

В ответ откуда-то слева раз¬дается короткое «си» (да). Ото¬двигаем легкую занавеску и ока¬зываемся в небольшом открытом дворике. Четверо за столом скло¬нились над тетрадками, у стены – черная ученическая доска. Тонень¬кий темноволосый парень что-то пишет на ней мелом. Сразу узнаём его:

– Кенишбай! Альшаразов! Здравствуй!

И агроном-рисовод из казахско¬го колхоза имени Джамбула, ра¬достно улыбнувшись, кричит: «Бьенвенидос, компаньерос! Доб¬ро пожаловать, друзья!»

Дружной пятеркой «баутовцев» руководят волгоградцы агрономы Иван Купавский и Петр Безверхий. Друг Кенишбая Альшаразова Ва¬силий Шаповалов – тоже посла¬нец комсомола Казахстана.

Родился Василь в Белоруссии, окончил училище механизации и по комсомольской путевке мах¬нул в Целинный край. Уже В Га¬ване познакомились друзья и с пя¬тым своим коллегой – Анатолием Широковым. Маленький корена¬стый веттехник работал в леспром¬хозе близ Ленинграда. В далекое путешествие отправился он с набором хирургических инстру¬ментов, подарком ЦК комсомола. Как приехал на Кубу, так сразу и понадобились шприцы и скальпе¬ли: в хозяйстве около восьми ты¬сяч голов скота – засучил рукава и принялся за вакцинацию...

«Айда в поле!»

Мы сидели в маленьком откры¬том дворике под высоким кубин¬ским небом и жарким предново¬годним солнцем. Ребятам хотелось поподробнее рассказать о своей работе, поделиться мыслями и сомнениями, и вдруг кто-то реши¬тельно предложил: «Да чего тут рассказывать? Айда в поле!» Все семеро втиснулись в старенький «шевроле», Василий Шаповалов на-жал на стартер, и мы покатили «за город». Встречные крестьяне узна¬вали ребят, приветливо махали ру¬кой. Вот один щупленький паре¬нек крикнул по-русски: «Здрав¬ствуй, товарищ!» Кенишбай улыб¬нулся:

– Это Исмаил Умберто, трак¬торист, мы с ним работаем в паре на рисе. Вместе разработали но¬вую агротехнику, пашем пятикорпусным отвальным плугом. Рань¬ше на Кубе признавали только дисковые. Создаем первую брига¬ду социалистического труда, бу¬дем работать по пятнадцать трак¬торов в две смены...

Машина резко затормозила Справа, метрах в ста от дороги, виднелись какие-то строения.

– Будущий полевой стан по на¬шему проекту, – сказали волго¬градцы. – Вот здесь будет элект¬ростанция, здесь – заправочная, видите эти два бака?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены