Трансарктика

А Шаров| опубликовано в номере №296, Август 1937
  • В закладки
  • Вставить в блог

Заметка первая

«Туман. Ничего не видно. Все-таки две девушки (студентки Диксоновского полярного института, возвращающиеся домой после каникул) неотрывно смотрят в окна.

Какая разнообразная публика летит в самолете! Впереди, у окошка, полюсный врач К. Странная судьба у этого человека. 10 лет назад он работал на мысе Челюскин и заболел общим заражением крови. Ближайший врач находился тогда на Диксоне. Человек был уверен, что погибнет. Самолеты не могли еще садиться в тумане, трасса не была оборудована для слепых полетов.

Но вопрос стал о человеческой жизни, и в отвратительную весеннюю непогоду с Диксона вылетел самолет, пилотируемый летчиком Фарихом. Экипаж выполнил задание: врача К. вывезли и спасли от смерти. Теперь он едет снова на Север...

Рядом с доктором К. маленький человек в огромных роговых очках - инженер Т. Строитель Ветроцентрали. В этом году ветроэнергетические станции Арктики соединяются единым высоковольтным кольцом. Бешеные северные ветры прочно, навсегда подчинены человеку. Т. беседует с бледным человеком; это тоже знаменитость - птицевод.

Несколько лет назад на Диксоне появился первый петух. Тянулся вечный день. Когда петух проснулся, солнце стояло высоко. Первый раз в жизни он проспал рассвет. Петух залился взволнованным, недоумевающим кукареку. Он зорко дежурил, поджидая заката, но проходил час за часом, а солнце не исчезало. Тогда петух начал непрерывно кричать.

Точный как хронометр, самый точный петух во всем птицесовхозе, он сам теперь терял к себе уважение. Но прошло несколько дней, он свыкся с обстоятельствами, стал кукарекать точно, не обращая внимания на поведение солнца.

От этого петуха повелась целая раса диксоновских кур, петухов, цыплят. Птицеводство прочно вошло в быт...»

В урагане

Едва журналист дописал последние слова, самолет начало немилосердно качать. Ураганный ветер бросал воздушный корабль как щепку.

- Спокойствие! - предупредил громкоговоритель. - Попали в циклон. Будем обходить полосу непогоды.

Успокоив пассажиров, штурман продолжал работу.

Циклон налетел неожиданно. Самолет набирал высоту. Но ураганный ветер не оставлял корабль. Самолет вышел из зоны радиомаяка, и теперь сигналы маяка не были слышны. Внизу тянулось ровное пространство облаков, похожих на снежное поле.

Поднимались все выше и выше. Теперь стало тихо. Но самолет сбился с курса. Надо было искать дорогу. Штурман вращал рамочную антенну. Он вращал ее, пока не стали абсолютно не слышны сигналы рации Диксона. Это означало, что рамочная антенна расположена перпендикулярно к направлению рации Диксона. Так же штурман определил направление рации Мурманска. Он прочертил обе эти линии - на пересечении находился самолет.

Шли к Диксону, нагоняя потраченное на борьбу с ураганом Время. В помещениях пассажиров вновь было тихо и спокойно. Журналист снова принялся за свои записки.

Заметка вторая

«Первые пять минут каждого часа самолет связан радиотелефоном с Москвой, вторые пять минут - с телефонной сетью Соединенных штатов. В Москве через радиоузел ДТС можно вызвать любого абонента. Все-таки огромное удобство.

В самолете обеденный час. Буфетчик разносит яичницы, аппетитно подрумянившиеся на электрической печке, битки, шницели, салаты, кур, кофе, чай, коктейли, - словом, все, что угодно.

Старомодного вида парочка смущенно кладет под кресла газетные свертки (это они, видимо, взяли с собой завтраки). Теперь прояснело - видно море. Мы приближаемся к Диксону. Но самый остров закрыт густым туманом...»

Посадка в тумане

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены