Только начало

Анатолий Пинчук| опубликовано в номере №1059, Июль 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

Две незаконченные баскетбольные истории с предполагаемым счастливым концом

О тех, кто не пишет жалоб

Бога, конечно же, нет. А вот рай есть: я потому об этом с уверенностью говорю, что сам прошлым летом там сутки прожил.

...Минутах в двадцати от рая – шум и духота; здесь – тишина и прохлада, здесь поют птицы, а не транзисторы, здесь благодать. Рай в лесу или лес в раю – не знаю, как уж правильнее сказать.

Детей – великое множество. И все они, как на подбор, высокие. Полным-полно мячей, три превосходные площадки, тяжелоатлетический помост, гимнастический городок, отличная столовая, похожая на ресторан, и клуб, на дверях которого не висит амбарный замок. Вот тут-то догадка относительно того, что я в раю, переросла в уверенность. И ничто уже не могло меня в этом разуверить – даже утверждение о том, что нахожусь я в Красной Пахре, в спортивно-оздоровительном лагере ДЮСШ Советского района Москвы.

...ДЮСШ эта уже тринадцать лет имела свой лагерь – не то чтобы плохой, но и ничем не примечательный: обыкновенный палаточный, каких у нас великое множество. А вот у районного Дома пионеров лагерь был хоть куда – настоящий, стационарный. Но неухоженный, запущенный. Он, видать, владельцу своему не очень-то и нужен был.

Чего же добру пропадать, решил Юрий Яковлевич Равинский, бывший тренер ДЮСШ, а ныне директор. Он пошел в райисполком и сумел убедить кого надо в том, что лагерь должен быть отдан его школе.

Попади я в Красную Пахру месяца на полтора раньше, я, видимо, не о рае писал бы, а о том, как из хаоса этот рай создавался. Очень мне жаль, что не затащили меня туда, когда, позабытый и брошенный, этот лагерь ребята, их родители и тренеры в божеский вид приводили. Все родители – а их было 300 – проработали в лагере по восемь своих выходных дней. Ну, а са ми ребята и их тренеры сколько надо было, столько и работали. Один отряд, потренировавшись, менялся местами с другим, который, проработав, шел тренироваться.

Решили сделать две площадки с деревянными помостами. Решено – сделано. Но это только сказать просто, а делать, сами понимаете, было нелегко. В близлежащем лесхозе тес купили. Но на перевозку теса этого денег уже не осталось. На себе перетащили. Десять дней один помост сбивали, четырнадцать – другой.

Площадку с деревянным помостом и на базах, где тренируются мастера, не часто увидишь. А эти получились – не нарадуешься. На одной из них вполне могла бы и сборная СССР играть. Это не мое мнение, а Юрия Корнеева – того самого Корнеева, который в свое время за ЦСКА и сборную СССР выступал. Корнеев даже кулаком стучал: «Честно говорю, у нас в Леселидзе хуже площадка была!» (В Леселидзе – это значит на базе, которую долгие годы арендует сборная СССР.)

Огорченный сверх меры тем, что не попал в Красную Пахру на месяц раньше, я буквально истерзал Равинского: это покажите да про то расскажите. Он водил меня по лагерю и терпеливо отвечал на все вопросы.

Но пора уже представить вам Равинского.

Он и такие, как он, заставляют усомниться в том, правильно ли толкуется словарями слово «тренер». Потому что Равинский не только тренирует маленьких спортсменов, обучая их баскетбольным, или теннисным, или каким-нибудь еще премудростям, – он воспитывает маленьких людей.

Для тренера, работающего от сих до сих, трудовой день начинается в спортзале и в спортзале заканчивается. Равинский же до начала своего рабочего дня успевает побывать в школах, после его окончания – дома у детей. Хотя и молод еще Юрий Яковлевич – ему 36, его вполне можно дедом считать. Потому что из восьми тренеров ДЮСШ пятеро – две Валентины – Ракитина и Фетисова, Николай Башкиров, Сергей Чернов и Александр Метелкин – совсем еще недавно, несколько лет назад, ходили к Юрию Яковлевичу тренироваться. Они его ученики, можно сказать, его дети, и, стало быть, их ученики Равинскому приходятся внуками. Между прочим, и сам Равинский баскетбольным премудростям обучался в этой же школе – С 1948 года по 1952-й. Третьекурсником инфизкульта вернулся в школу и тренерствует вот уже полтора десятка лет.

О Равинском я слышал задолго до того, как впервые увидел его. Когда заходила речь о лучших детских тренерах Москвы, обязательно упоминали его имя. И когда речь заходила о том, что-де маловато у нас еще хороших залов для юных баскетболистов, тоже вспоминали Равинского: зал, говорили, хуже не придумаешь – клетушка, да и только. Из этой клетушки начинала свой путь в большой баскетбол Галина Воронина, которая играет сейчас в сборной СССР. В команде мастеров московского «Динамо» еще один ученик Равинского – Юрий Королев.

Узнав, что расстроился я из-за того, что своими глазами не увидел, как из ничего создается нечто, Равинский расхохотался: мне бы, мол, ваши заботы, но, поняв, что огорчение мое искреннее, как мог, утешил:

– Да не печальтесь. У нас еще работы непочатый край: приедете будущим летом – сами увидите, что мы здесь сделаем!

На том и порешили. Почему же, не дотерпев до будущего лета, написал я эту историю?

Мораль, знаете ли, не только у басен есть. Она и во многих статьях содержится. На мой взгляд, есть она и в этой.

В Красной Пахре, разумеется, никакого подвига совершено не было. Просто директор ДЮСШ проявил, как говорят в таких случаях, здоровую инициативу: настойчиво попросил отдать вверенной ему школе лагерь, давно заброшенный его владельцем. Просто власти поступили разумно, отдав лагерь более рачительному хозяину. Просто ребята, их родители и тренеры своими силами привели запущенный участок в божеский вид.

Ну, а теперь взглянем на то, что произошло в Красной Пахре, под иным углом зрения. Да, это норма, теоретически норма. Ну, а практически? Увы, это чуть ли не оптимальный вариант, с которым мы встречаемся реже, чем того хотелось бы.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены