Тогда раздвинули горы

Л Ефремов| опубликовано в номере №918, август 1965
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Реки, повернутые вспять» и «сдвинутые горы», тысячекратно размноженные громогласными поэтами, не часто увидишь в жизни. В отрыве от фактов эти художественные образы блекнут и вовсе не поражают воображение читателей. Между тем, как утверждают строители, подобные факты имеют место. В частности, называют они Киргизию, горную систему Тянь-Шань. Здесь вот-вот остановят бег державной азиатской реки Сыр-Дарьи, именуемой в горах Нарыном, и заключат ее в скалы. Данная геологическая операция связана со строительством Токтогульской ГЭС.

Строительная площадка Токтогульской ГЭС - явление в некотором роде уникальное. Если исходить из привычных представлений, то ее просто нет. Дело происходит в ущелье, где, как известно, существует лишь одно измерение - высота. Ширина же заполнена бурно кипящей водой. Ширину, необходимую для строительства, надо было строить. На это ушло три года.

Ущелье для будущей ГЭС подобрали достаточно дикое. Настолько дикое, что, когда по-над Нарыном вели магистраль Фрунзе - Ош, дорожники не решились его штурмовать. Не испугались, конечно, а подсчитали: невыгодно. И ушли в сторону от Нарына. Ущелье же оставалось неприступным, пока его не приглядели ирригаторы. Ирригаторы искали место под море, а также створ для плотины, это море запирающей.

Суть дела объясняется основным для Средней Азии тождеством: хлопок - это вода. На летние дожди надежда плохая. Хлопковые поля утоляют жажду от снежных вершин Памира и Тянь-Шаня. Транспортировка воды из ледников в колхозы поручена Аму-Дарье (Вахшу) и Сыр-Дарье (Нарыну). Своенравные горные реки не подвластны агрономам. Вода доставляется неравномерно. Ее количество колеблется из месяца в месяц, а главное, из года в год. Выход один: собрать всю горную воду в бассейны и черпать из них по мере надобности. Превращение реки в водопровод называется урегулированием стока.

Регулировщики Нарына выбрали для создания горного моря долину Кетмень-Тюбе, родину национального героя Киргизии народного поэта Токтогула. За счет излишеств весенних и осенних паводков искусственная каменная чаша соберет двадцать миллиардов кубометров живительной влаги. Этот запас при разумном потреблении гарантирует незыблемо высокие урожаи хлопка.

Плотина, подпирающая Кетмень-Тюбинское водохранилище, должна возвыситься на 230 метров. Даже пятиклассники знают, что это потенциальная энергия, и энергия немалая. Услышав о планах ирригаторов, энергетики подали заявку на строительство ГЭС мощностью в 1 200 000 киловатт. Заявку удовлетворили. Очень простой в сути своей замысел стал ожидать необычайно сложного технического воплощения. В ущелье прибыли проектировщики и тут же вслед за ними - строители, главным образом молодые рабочие с только что завершенной Уч-Курганской ГЭС.

Всю эту научно-популярную подоплеку строительства мы узнали от прораба Веника Маэляна. Маэлян - хозяин левого берега, а заодно главный экскурсовод, так как в его распоряжении находится лучшая панорама стройки. Панорама эта, впрочем, доступна не всем, так как смотреть приходится, преодолевая головокружение. Внизу пропасть в добрых полкилометра. Мы находимся на отметке «1300». Адрес этот колоритно характеризует высотный стиль стройки. Объекты прописаны здесь по высоте: «890 метров», «1030», «1105», «1300». Это над уровнем моря. А если считать от Нарына... Пешком сюда, наверх, без тренировки час, а то и полтора. Мы поднимались полчаса на «такси» - бульдозере с прицепом. Прицеп то и дело повисал над пропастью. Стальные гусеницы высекали из камня искры. Тактыбексай, по-видимому, самая крутая транспортная артерия мира. Во всяком случае, проектировщики отказывались верить, что такая крутизна доступна бульдозерам. Бульдозеристы сами расчертили трассу. Сами «выписали» в осыпях каждый разворот.

Маэлян ведет рассказ «о проделанной работе», и, подчиняясь его рассказу, мы скользим взглядом по рельефно освещенному солнцем правому берегу - высоченной скале. Отсюда не видно строителей. Впрочем, их вообще немного на виду. Основные силы заняты пробивкой тоннелей. Нарыну готовят искусственное закрытое русло - водопровод сечением метров в двадцать. Внутри тоннеля работают мощные шагающие экскаваторы. Приданные им многотонные «МАЗы» и «КРАЗы» без труда разъезжаются на «подгорных аллеях», которые много шире старых московских переулков. Всего этого не увидишь с отметки «1300», и грандиозная стройка вовсе не выглядит грандиозной.

Нельзя увидеть и миллионы кубометров вынутой скальной породы. Их просто нет, этих кубометров, там, где они были. И в этом все дело. Строителям пришлось расширить ущелье, чтобы, помимо Нарына, нашлось место и для дороги и для монтажных площадок. Расширить ущелье - значит потеснить, раздвинуть горы.

Есть на строительстве Токтогульской ГЭС, ударной комсомольской стройки, ударный отряд. Это участок освоения склонов. Что такое освоить склон? Любым способом (в рамках техники безопасности) забраться в нужную строителям точку отвесной скалы, удержаться там, вбить железный костыль, подвязать капроновую веревку, подтянуть товарища, подвесить пешеходный трап, разбурить площадку, обезопасить ее от камнепадов и, наконец, смонтировать на ней нужный агрегат.

Теперь понятно, почему в штатном расписании участка имеется должность инструктора по альпинизму. Перворазрядница Эльвира Насонова, девушка на первый взгляд очень хрупкая, руководит школой скалолазов. Эту школу должны окончить все строители, работающие на склонах: плотники, монтажники, взрывники, бурильщики, бульдозеристы. Ведь без умения лазать по скалам тут и шагу не ступишь. Такова здешняя специфика. Молодежи такая специфика по нутру. Кое-кто не прочь даже облечь профессию строителя-скалолаза в элегантные романтические одежды. Может, для этого и есть основания, но подобные возвышенные настроения не встречают понимания в бригадах участка. Романтический период в жизни стройки, по их мнению, давно завершен. Пора уже привыкнуть к скалам и обрывам. А разговоры об опасностях и красотах полезны для получения скидок. Для дела они только вредны. Стал скалолазом - значит, ходи по скалам, как по земле, без всякой специфики.

Два года строители-скалолазы осваивали правый берег. Настала очередь вгрызаться в левый. Туда торопились геологи. Они хотели заглянуть скалам «в душу». Ведь перекрытие Нарына будет осуществлено сбросом огромной скалы с левого берега. Взрывникам потребуются точные расчеты геологов. Но в районе створа левый берег оказался абсолютно неприступным: не то что встать - зацепиться не за что.

Совсем рядом левый берег, всего-то до него метров тридцать. Близок локоть, а не укусишь. Это непривычное сознание своей беспомощности особенно докучало бригадиру монтажников комсомольцу Семену Подрезову. После смены он сидел над Нарыном, ломал голову. А когда нашел решение, удивился, что оно так просто. В одном месте Нарын довольно круто поворачивает влево. Значит, на правом берегу можно найти две такие точки, выше и ниже поворота, чтобы натянутый между ними трос подходил к левому берегу. Элементарная геометрия. Но при осуществлении замысла понадобилась изрядная ловкость. Подрезов сам переправился через Нарын и наладил канатную дорогу.

Эта же идея пригодилась позже, когда на штурм левобережья двинулась техника. Подготовили хитроумную систему блоков, трижды три раза проверили прочность крепчайших тросов - и тяжелейшие бульдозеры совершили путешествие по воздуху.

История стройки исключительно богата примерами творческой инициативы самих строителей - рабочих, бригадиров, прорабов. Строительство, начатое до завершения проектной документации, зачастую обгоняет проектировщиков. Многие вопросы приходится увязывать на ходу. Строители, знающие назубок каждый метр ущелья, находят быстрые и экономные решения. Надо думать, проектировщики не в обиде.

Они часто приезжают на створ «привязывать» проект к местности и хорошо знают цену чертежам, сделанным не на листе ватмана, а на папиросной коробке или на капоте «газика», запорошенном каменной пылью взрывов.

Когда началась проходка тоннеля, потребовалось срочно подвести сжатый воздух и электроэнергию к порталам. Но трасса дороги в районе порталов все еще находилась во власти взрывников. Казалось, единственный выход - прокладывать дорогостоящий подземный кабель. Пять километров долгой и трудной работы. Бригадир электромонтажников Рахим Джафаров и верхолаз Медихат Халлиулин предложили провести кабель вдоль отвесной скалы над зоной взрывов. В этом предложении точный технический расчет снова сочетался с верой в свою рабочую сноровку, в свой производственный опыт. Проходчики получили энергию на несколько месяцев раньше срока.

Сейчас в створе идет непосредственная подготовка к перекрытию На-рына и строительству плотины. Что делать - известно. Как - далеко не всегда. Как перекинуть воздухопровод? Как крепить кабель-краны? Как подавать бетон в створ? Ответы ищут. Ответы находят. Рождается советская методика строительства гидроузлов в особо трудных горных условиях.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Бумеранг

"Свободный мир" о себе: разоблачения, исповеди, признания

Пятая сторона света

Юмористический рассказ