Теодор Жерико

  • В закладки
  • Вставить в блог

Но любовь к лошадям дорого обошлась художнику. В конце 1822 года случилось несчастье — плохо объезженная лошадь сбросила его на груду камней. В результате — серьезнейшая травма позвоночника.

Теодор Жерико умер 26 января 1824 года. Умер до обидного молодым — ему было всего тридцать два года.

Уже после смерти художника «Плот «Медузы» купил за 6000 франков друг и почитатель его таланта Деро-Дорси. Считая, что картина — национальное достояние и должна оставаться во Франции, он отклонил множество предложений зарубежных коллекционеров и музеев и продал ее государству всего за 6005 франков — на 5 франков дороже той цены, что заплатил за нее сам.

С тех пор картина украшает собрание Лувра.

Теодор Жерико

  • В закладки
  • Вставить в блог

читайте также

Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте об истории создания дворца княгини Гагариной в Крыму,  о непростой судьбе Иосифа Брол\дского, о «первом и последнем энциклопедисте XX века» нашем соотечественнике Николае Судзиловском, о жизни и творчестве неподражаемого Лопе де Веги, о прекрасном городе Таруссе, о великих наших соотечественниках, в разное время живших в нем и о его достопримечательностях, очерк о так всеми любимом Николае Караченцеве, ровно год, как ушедшем от нас, продолжение детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой теме

Плач на огненном коне

Эта картина - одно из самых известных полотен Третьяковской галереи. А ведь в России ее не видели почти сорок лет – с 1914 по 1950 год!

Недосягаемый и одинокий

31 октября 1632 родился Ян ван дер Меер ван Делфт (Ян Вермеер)

Антверпенская красавица

Муза Пауля Рубенса

в этой рубрике

Определен в поэты

Владимир Маяковский

Неожиданный взгляд на русское кино

Онфлёрский фестиваль российского кино уникален, как минимум, для Европы. Судите сами…

в этом номере

La Belle Ecrilure

В Москве открывается Современный музей каллиграфии

Константин Кинчев: «Я — не великий!»

Легенда рок-сцены — о правде, «самости» и «гитаре-кормилице»

Шарль Эксбрайя. «Наша Иможен»

Детектив. Перевод с французского - Мария Малькова