Телевидение

М Папава| опубликовано в номере №279, Март 1936
  • В закладки
  • Вставить в блог

В1839 году физик Беккерель впервые обнаружил способность металлов изменять свое состояние под влиянием лучистой энергии света.

Почти через сто лет после этого наблюдения Беккереля нам пришлось побывать в московской студии телепередач.

Близилась полночь. По коридору бродили персонажи из оперы «Русалка»: «мельник» напевал свою арию, «Наташа», гибель которой была уже предопределена Даргомыжским, накладывала на лицо последние мазки грима, а вероломный «князь» бесстрастно доедал бутерброд с сыром.

Озабоченные техники с радионаушниками, болтающимися на груди, сновали в аппаратной, напоминая чем - то консилиум врачей.

Диктор стоял у зеркала. Через несколько минут его должны были увидеть сотни телелюбителей в самых различных уголках Советского Союза, и диктор тщательно причесывался и поправлял галстук.

В пять минут первого, заливаемые потоком ослепительного света, артисты стали у объектива телепередатчика. В это время тов. Бортновский, научный работник Минска, тов. Андрианов, рабочий одного воронежского завода, и сотни других телелюбителей Союза приняли сигналы Москвы, и на экранах их телевизоров в оранжевом свете неоновых ламп появились «мельник» и «Наташа»...

Беккерель, о котором мы упоминали вначале, имеет ко всему этому очень отдаленное отношение. Он только первый обратил внимание на явление светочувствительности металлов. Прошли десятки лет, прежде чем появились первые телеустановки, практически использовавшие это явление...

По своему внешнему виду он ничем не примечателен, этот шаровидный, стеклянный баллон, являющийся сердцем всякой телепередачи. Здесь, в «фотоэлементе», происходит замечательное превращение световой энергии в электрическую, благодаря которому мы можем теперь видеть на сотни и тысячи километров.

По существу, фотоэлемент - это электрическая лампочка особой конструкции. В обычной лампочке между двумя электродами протянут волосок, который накаливается при прохождении тока и дает свет. В фотоэлементе электроды не соединены ничем.

Часть фотоэлемента покрыта изнутри тонким серебристым слоем цезия - металла, обладающего высокой светочувствительностью. Это - электрод с отрицательным потенциалом. Второй электрод, заряженный положительно, находится посредине стеклянной колбочки фотоэлемента. При включении фотоэлемента, скажем, в аккумулятор - тока в нем не возникает, потому что его электроды ничем не соединены... Но достаточно световому лучу попасть в это время на светочувствительный слой фотоэлемента, как между электродами устанавливается контакт и в приводе, выходящем из фотоэлемента, возникает ток.

Что же происходит в этот момент внутри фотоэлемента, и какая таинственная сила соединяет его электроды?

Луч света, попадая на светочувствительный слой цезия, вызывает в нем замечательную реакцию. Луч как бы бомбардирует атомы этого металла. Внутри них, вокруг своих атомные ядер, вращаются электроны как планеты вокруг солнца. Луч света как бы заряжает их - добавочной энергией, и благодаря этому неожиданному союзнику части электронов удается преодолеть внутриатомное притяжение и вырваться наружу. Эти электроны притягиваются положительным электродом фотоэлемента. Поток электронов замыкает цепь, и в фотоэлементе возникает ток.

Но ток этот ничтожно слаб. Для передачи на расстояние нужно этот ток усилить во много десятков тысяч раз, и как раз это обстоятельство задерживало до последних лет развитие телевидения.

Способ превращения световой энергии в электрическую был найден еще в последней четверти прошлого века. Тогда же возникла и мысль о передаче изображений на расстояние. Немец Нипков уже в 1884 году изобретает свой диск, практически разрешающий эту проблему. И все - таки первая телепередача, осуществленная в Америке, датируется лишь 1925 годом.

Только развитие радиотехники дало нам ту мощную усилительную аппаратуру, благодаря которой ничтожно малые токи фотоэлемента могут быть усилены и переданы на расстояние.

Вернемся, однако, к «мельнику» и «Наташе», которых мы оставили под ярким светом студийных ламп. Они стоят у микрофона, отделенные от аппаратной толстым слоем звуконепроницаемого стекла. Сквозь него глядит на них объектив телепередатчика. Поток света, отражающийся от их лиц, передается на фотоэлемент не целиком. Чтобы передать изображение, его нужно сначала разбить на отдельные участки (точки). Ведь лицо «мельника» отражает свет не одинаково: нос освещен ярче, глазные впадины слабее и т. д. Если световые лучи впускать в фотоэлемент не сразу, а по очереди, то различные участки изображения будут давать различные по силе электросигналы. Чем ярче передаваемый участок, тем сильнее световой луч, что упадет на светочувствительный слой фотоэлемента, тем больше фотоэлектронов вырвется на свободу, тем сильнее будет вызванный ими ток.

Для такого расщепления светового потока внутри, передатчика, между объективом и фотоэлементом, поставлено препятствие в виде диска Нипкова. Диск этот имеет ряд отверстий, расположенных на нем по спирали.

Непрерывно вращаясь, диск расчленяет световой поток, идущий от изображения, на ряд последовательных светосигналов, принимаемых фотоэлементам. При одном обороте диск успевает пропустить по очереди световые лучи со всех участков изображения.

Но вот светотень изображения, расчлененная диском, прошла свои необычайные превращения в фотоэлементе и, превратившись в электросигнал, полетела в эфир. Что же происходит дальше?

Где - нибудь в Ижевске или в Омске далекий телелюбитель поймает этот сигнал, отправленный Москвой, и неоновая лампочка его приемника начнет непрерывно мигать, превращая снова в свет полученные электросигналы.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте об истории создания дворца княгини Гагариной в Крыму,  о непростой судьбе Иосифа Брол\дского, о «первом и последнем энциклопедисте XX века» нашем соотечественнике Николае Судзиловском, о жизни и творчестве неподражаемого Лопе де Веги, о прекрасном городе Таруссе, о великих наших соотечественниках, в разное время живших в нем и о его достопримечательностях, очерк о так всеми любимом Николае Караченцеве, ровно год, как ушедшем от нас, продолжение детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены