Театр поэта

Ф Шушковская| опубликовано в номере №891, Июль 1964
  • В закладки
  • Вставить в блог

Владимир Рецептер – исполнитель-поэт вовсе не потому, что она автор книги стихов «Актерский цех». Скорее наоборот: книга стихов появилась как результат остро поэтического ощущения сцены, театральной жизни и зрительного зала. И как результат непременного желания разделить эти чувства с людьми. Небольшая книжечка стихов В. Рецептера была первой попыткой рассказать людям, что он знает и что он может, чего хочет и о чем мечтает. Все это, вместе взятое, с большой полнотой и зрелостью выразилось в новой работе молодого ленинградского артиста – в шекспировском «Гамлете», – работе, завоевавшей признание зрителей.

Это необычный способ представления Шекспира

современному зрителю. И способ предельно лаконичный. Рецептер играет все роли один. У него нет обычных декораций, костюма, реквизита. Нет у него и партнеров. Эффективность восприятия и сила впечатлений у зрителя создаются выразительностью игры,

звучанием голоса, пластичностью и динамикой движе-

ний, отчетливостью жестов. Рецептер выходит на просцениум, близко к зрителю, как некогда выходил актер в «Глобусе», и начинает: «Вот что имею я поведать вам: «Гамлет»!» – ничуть не повышая голоса, ровно, сочно, спокойно. Его слышно в самом дальнем уголке громадного концертного зала. И зрители смотрят, и слушают, и уходят потрясенные, – заново потрясенные давно известными монологами заново рожденного принца Датского.

Рецептер приводит на сцену своих героев, словно открывая короткой фразой занавес своего поэтического театра, и герои начинают действовать – сами по себе, уже почти помимо его воли. Герои трагедии вступают меж собой в театральную игру. Здесь уместно именно слово игра, потому что они играют, взаимодействуя, почти не помня о зале, о зрителе. Они любят, мстят и ненавидят. Они борются. В этой борьбе место каждого определяется острым гражданским чувством Гамлета.

Не Гамлет-неврастеник, не гений со смятенным духом, а сильный, страстный, горячий, близкий, простой – такой Гамлет предстал зрителю в спектакле Рецептера. Чтобы увидеть и вернуть Гамлета таким, нужны были не только ум и сценическая культура, не только интуиция и одаренность – нужен был труд4 Труд долгий, вероятно, счастливый труд, который свершается на бесчисленных репетициях, когда актер ищет, проверяет и слушает свою интонацию, свой голос, самого себя. Чтобы так играть «Гамлета», нужна сила поэтического воображения. Именно властью воображения один человек может являть собой разных героев – Гамлета, короля, королеву, Офелию. В каждом спектакле они заново рождаются воображением поэта. До выхода спектакля в свет Рецептер сделал основное: он определил общий рисунок работы и нашел в целом характеры действующих лиц. Теперь эти характеры проступают все более определенно, потому что в ходе игры, в активном взаимодействии героев актер находит все новые звучания, черты и детали. В этом смысле каждый спектакль не похож на другой, и в этом смысле Рецептер – импровизатор и поэт.

Каждый персонаж в работе Рецептера характеризуется своей голосовой темой, для каждого она найдена такой сочной и выразительной, что нигде не спутаешь, кому принадлежат реплики, даже там, где диалог состоит из реплик самых коротких, моментально сменяющихся. Голосом передано отношение действующих лиц к Гамлету, степень их близости. Офелия, например, которая была Гамлету ближе других, в ходе спектакля как бы отдаляется от него. Реплики произносятся так, словно голос ее слышится издалека, все дальше и дальше, не так, как говорит она, а так, как слышит ее Гамлет. Гамлет уходит от любви ради дел гражданских. В его отказе от любви, в его аскетизме, в его одержимости – сила мужественного человека. И в мужестве – его современность.

От спектакля к спектаклю меняются частности. Проясняются характеры и ситуации. Появляются новые оттенки слов, убираются лишние жесты.

В течение трех часов перед зрителем раскрывается внутренняя жизнь больших и ничтожных людей, воссоздается драма их отношений, и одному актеру, молодому актеру, надо прожить жизнь их всех и прожить ее не часами, а минутами и секундами. Это трудная работа. Трудная, сложная, умная. И поэтическая.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Понятное слово Счастье

Открытое письмо журналистке принцессе Полине Мюрат