Тасин бунт

Алла Белякова| опубликовано в номере №949, Декабрь 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Алла Белякова не новичок в литературе, но до сих пор мы ее знали как сценариста фильма «Сверстницы». «Тасин бунт» — один из первых рассказов Аллы Беляковой. В начале 1967 года в издательстве «Советский писатель» выйдет ее сборник новелл «Красное небо».

У Аллы Беляковой своя, глубоко пережитая, выстраданная тема — тема войны. К этой теме долго еще будут обращаться писатели разных поколений. Великая Отечественная воина бесконечно будет волновать умы и сердца людей.

Но в своих рассказах, и в частности в рассказе «Тасин бунт», Алла Белякова как будто бы и не пишет о войне. Она просто рассказывает о тяжелых годах, когда люди, гонимые войной, покидали родные места и когда дети, теряющие матерей, рано становились взрослыми.

Не рвутся бомбы, не свистят пули, не грохочут танки...

И все-таки идет война — вечная война добра со злом, милосердия с черствостью и грубостью души. Об этом рассказ Аллы Беляковой.

Георгий Семенов

Поезд дернулся. Тася сидела, забившись в угол, закрыв глаза. В вагоне было душно, накурено.

Поезд медленно полз меж заснеженных полей, кричал, на что-то жалуясь, уступал дорогу воинским эшелонам.

Тасю мучил озноб, холод. Лоб у нее ломило, глаза сухо горели, звон стоял в ушах, ноги в дырявых, неподшитых валенках стыли, словно в снегу.

Тася старалась устроиться поудобнее, но в окно дуло, в опухшем горле щипало от дыма.

— А-а, тихоня... — вдруг ласково пропела тетка. — Сбежала?..

Перед Тасей проплыло розовое, толстое, ненавистное лицо, белые щелки вместо глаз, тугие шары щек, русые, словно приклеенные к голове волосы.

Тася открыла глаза.

Кругом были незнакомые люди.

«Нет ее, нет, — радостно застучало в голове у Таси, — нет ее здесь...»

На нижних полках люди сидели вплотную друг к другу. Проходы были завалены вещами. Счастливцы, занявшие верхние полки, спали. Нога в полосатом шерстяном носке свешивалась с полки прямо над Тасиной головой.

Рядом с Тасей сидел пожилой рябоватый солдат в шинели внакидку. Шея у него была забинтована.

Напротив Таси молодая женщина с бледным лицом и синеватыми губами кормила грудью ребеночка, прикрыв его личико и грудь углом платка. Ребеночка не было видно, только крошечная, нежная, морщинистая ручка, высвободившись из одеяльца, слабо и бессмысленно толкала воздух.

Пожилой смуглый солдат внимательно смотрел на Тасю.

Тася попыталась сдержать озноб и не смогла. Она снова испуганно прикрыла глаза.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Записки крестоносца

Из фронтового дневника лейтенанта гитлеровской армии Г. Линке