Талант мыслить

Юрий Савенко| опубликовано в номере №1230, август 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

Новосибирский Академгородок: единая система подготовки научной смены

– От успеха на олимпиаде к азам наук

– За 15 лет работы ФМШ – 100 кандидатов наук

– «Я не согласен с вами, профессор»

Раз в году ученые новосибирского Академгородка становятся свидетелями смелых атак на основы самых, казалось бы, непоколебимых истин.

Это «сражение» происходит в живописном месте вблизи Новосибирска – Золотой долине. Поляна, классная доска, вокруг нее «атакующие» – мальчишки и девчонки не старше 14 лет. На доске появляются один за другим проекты, удивительные не только своей неожиданностью, но и оригинальными, подкрепленными совсем не «школьными» знаниями, рассуждениями их авторов. Таким вот своеобразным ритуалом, турниром, носящим название «Защита невероятных проектов», заканчивает работу летняя физико-математическая школа, сокращенно ЛФМШ. которая уже много лет существует при Новосибирском государственном университете.

В ЛФМШ приглашают ребят, проявивших себя во Всесибирской олимпиаде школьников, и лучших учеников заочной физико-математической школы – есть и такая при НГУ, поступить в нее может любой желающий, а учатся в этой школе по переписке. И так каждое лето шестьсот, а то и больше юных дарований соприкасаются с наукой. А ученые следят за ними пристально, готовые в любую минуту прийти на помощь, чтобы это соприкосновение действительно оказалось полезным именно для будущего ребят. Чтобы они еще и еще раз проверили себя: серьезен ли их выбор или это просто результат случайного успеха на олимпиаде и последовавших вслед за ним восхищенных слов взрослых: «А ведь Петя (Лена) – светлая голова. Ученый растет...» Как часто это бывает, мы знаем. Знаем теперь и то, что порой за поразившим своей оригинальностью решением, за математической смекалкой, столь неожиданной для юного возраста слушателей ЛФМШ, может оказаться провал в самых элементарных, изначальных понятиях. И, что хуже всего, может совсем не быть способностей к кропотливой исследовательской работе. Так же, как за невидным, неярким внешне «физико-математическим обличьем» иного ученика неожиданно проглядывается глубокий интерес к предмету, упорство, а не любование своим успехом, своей временной, подчеркиваю это, исключительностью.

Думаю, необходимо помогать «олимпийцам» трезво расценить: дойдут ли они до своего научного Олимпа или их высоты другие. И это, конечно, делается: из приглашенных в Академгородок на лето только 300 – 350 человек зачисляются в 9 – 10-й классы зимней физико-математической школы-интерната (ФМШ). Кто же приходит в аудитории ФМШ (да, в аудитории – система обучения здесь напоминает университетскую: лекции, семинары)? В ответе на этот вопрос, пожалуй, и заключен смысл долгой и кропотливой работы комитетов комсомола новосибирских вузов и научно-исследовательских институтов, молодых ученых, специалистов и студентов по подготовке научных кадров еще со школьной парты. Вот я назвал тех, кто приезжает в Академгородок летом и остается здесь учиться сначала в ФМШ, а потом в Новосибирском государственном университете, юные дарования. Правильно: ребята неординарные. Но не хочу, чтобы создалось превратное впечатление: ФМШ ни в коем случае не ориентирована на таланты. Система образования и его прямой связи с наукой, которую можно условно обозначить так: Всесибирская олимпиада школьников – ФМШ и КЮТ (клуб юных техников) – НГУ – НИИ Сибирского отделения АН СССР, – эта система вовсе не рассчитана на воспитание некой интеллектуальной элиты. Ведь известно, что уровень подготовки в школах, особенно если сравнивать городские и сельские, разный. Да и не только этот пример правомерен: играет роль много других факторов – квалификация учителей, специализация школы, удаленность от крупных географических центров и т. п. И тут, мне кажется, право на образование может и должно проявиться в том, что каждому одаренному ребенку будет обеспечена поддержка независимо от уровня его общей подготовки.

Нет, наши студенты и молодые ученые много сил и труда вкладывают в проведение олимпиад вовсе не для того, чтобы отыскать гениев. Такие обязательно найдутся сами. Но мы хотим, чтобы одаренные люди не попадали в положение талантливых одиночек – одиночек в том смысле, что приходится одному пробиваться к цели. Мы должны воспитывать таланты. Талант творчества и талант кропотливо исполнять черновую работу; талант теоретических изысканий и талант практических исследований. А главное – талант мыслить.

На базе НГУ сложилась достаточно отработанная система подготовки научной смены для Сибирского, отделения АН СССР. И самым важным ее звеном, на мой взгляд, следует считать поиск одаренных школьников и развитие их способностей в ФМШ и КЮТе. Конечно, еще возникают некоторые трудности, происходят порой и ошибки, но, взращивая таланты, ученые все больше и больше опираются на научные методы, поэтому трудностей и ошибок будет все меньше и меньше.

Несколько лет назад при Сибирском отделении АН СССР был создан Научный совет по проблемам образования. Я понимаю, что создать орган со звучным названием Научный совет по проблемам образования – это не гарантия моментального решения всех проблем силами ученых умов нашего городка. Но тот факт, что он создан, что в основе его деятельности забота о развитии и улучшении «образовательной цепочки», которая начинается со Всесибирской олимпиады, – это доказывает, что опыт удался. И уже не рассматривается как опыт. Ведь за 15 лет существования из стен ФМШ вышли более тысячи научных сотрудников, свыше ста из них – кандидаты наук. А главное, все они, ну буквально за редким исключением, работают в Сибири. Поэтому ученые Академгородка, читая лекцию в ФМШ или консультируя в КЮТе, твердо знают, что вкладывают свои силы не в какой-то призрачный результат – будет толк или нет: они знают, что заботятся о будущем советской науки.

Но, будем откровенны: когда все – и олимпиада, и ФМШ, и КЮТ – только началось пятнадцать лет назад, это выглядело смелым экспериментом...

«Я не согласен с вами профессор»

Пятнадцать лет назад прозвенел первый звонок в специализированной школе-интернате № 165 при Новосибирском государственном университете. Его услышали всего 120 человек... Один из инициаторов создания этого необычного, первого в стране учебного заведения академик М. А. Лаврентьев, часто вспоминал тогда слова М. В. Ломоносова: «...университет без гимназии, как пашня без семян». Кому-кому, а уж Ломоносову было хорошо известно, как необходима заботливо ухоженная почва, чтобы из «семян» поднялись «ростки». ФМШ и была задумана как начальный этап – «почва» – формирования ученого, которое затем продолжалось в университете и заканчивалось в исследовательском институте. «Отцы» новорожденной школы еще доказывали ее необходимость, а ФМШ уже быстро шагала вперед, был создан ученый совет ФМШ, в него вошли видные ученые Академгородка; создавались необычные программы, методики преподавания; к работе в школе привлекались лучшие силы сибирской науки. Вскоре у новосибирской ФМШ появились сестры – аналогичные школы в Москве, Ленинграде и Киеве: опыт начал распространяться и прививаться. К гордости новосибирцев, отмечу, кстати, что наша ФМШ не только самая старшая, но и самая крупная. За год до открытия школы проводилась первая Всесибирская физико-математическая олимпиада. Десятки бригад, состоявших из научных работников СО АН СССР, разъехались по областям Сибири и Дальнего Востока на «поиск талантов». Победителей олимпиады, а также участников, проявивших неординарные знания и способности на собеседовании, пригласили на лето в Академгородок – всего 250 мальчишек и девчонок, Многие из них, особенно ребята из окраинных мест, как говорится, и «живого» профессора не видели. Что, правда, совсем не мешало им, опровергая в горячем споре очередную непоколебимую научную истину, спокойно говорить: «Я не согласен с вами, профессор». Такая смелость не всегда оказывалась подкрепленной действительно оригинальными мыслями, рассуждениями. Но ученые были рады нестандартности этих юных физиков и математиков. Были увлечены ими. И старались сделать их пребывание в городке не только познавательным, но и увлекательным.

Встречи с учеными, экскурсии в институты чередовались с отдыхом на Оби, спортивными играми, которые неизменно заканчивались спорами, возникавшими при решении «каверзных» задачек. Около Института гидродинамики беспрерывно работал импульсный водомет, к которому ребята готовы были, казалось, перетаскать все кирпичи с ближайшей стройки – только бы увидеть еще и еще, как их дробит водяная струя. Все институты, все лаборатории гостеприимно распахнули двери для юных «олимпийцев». То была праздничная встреча Науки со своими будущими питомцами и служителями. И, как настоящий праздник, она была увенчана турниром смекалистых – был проведен заключительный тур олимпиады. В результате его и были отобраны те 120 человек, которым довелось услышать первый звонок ФМШ.

Куда уходят «фымышата»?

Ежегодно бригады олимпиадного комитета при Президиуме СО АН СССР привозят почти полторы тысячи анкет школьников, которые успешно прошли собеседование. По этим анкетам менее половины ребят отбирают для учебы в ЛФМШ, а потом еще меньшее количество оставляют учиться в ФМШ. И все же отсев происходит и дальше. Причин на то много.

Нас, честно говоря, особенно волнует отсев по «звездной болезни». Среди юных, к сожалению, попадаются зараженные ею. У себя в школе был первым, «звездой», а здесь, в ФМШ, все первые поначалу, и нужно основательно поработать, чтобы выделиться. Вот и нелегко, тем более если не приучен к кропотливому труду. И решают некоторые, что лучше так и остаться «молодцом среди овец», уезжают после 1-го семестра.

Учат «фымышат» (так в Академгородке ласково называют учащихся ФМШ) в обстановке, приближенной к вузу. Есть сессии, причем не менее «жесткие», чем в институтах. При нацеленности на физику, математику и химию здесь не забывают о литературе и музыке, спорте и искусстве. Хотя число часов на гуманитарные предметы несколько сокращено, это компенсируется системой зачетов. Причем требования значительно выше, чем обыкновенные – школьные.

Не забывают и о нравственном воспитании. Как бы ни хотели, ни отсекали всякую возможность появления у ребят чувства собственной исключительности, факт остается фактом – учатся они все-таки в специальной школе, и внимание к ним повышенное. Для еще не сложившейся личности это опасно: могут создаться ложные нравственные ценности. А ведь жизнь в науке, служение ей требуют, как известно, душевной чистоты и щедрости, самоотверженности, прямоты и цельности характера.

Могут спросить: а время, как они все успевают? Каким образом за год (треть школьников учится на годичном потоке) можно с самого начала пройти всю физику, математику, химию и еще много сверх того?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Город-миллионер

Бедуют Иван Федорович Литвинчев, председатель исполкома Омского городского Совета народных депутатов и Александр Ревин, первый секретарь Омского горкома ВЛКСМ, делегат XVIII съезда ВЛКСМ