Так это было на войне

Михаил Шмелев| опубликовано в номере №1152, Май 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Армаис предложил готовить справки о населенных пунктах, которые предстояло освобождать полку, и рассказывать бойцам об их истории, успехах трудящихся в годы предвоенных пятилеток. С помощью офицеров штаба мы стали выпускать бюллетени о тех местах, где полк вел бои.

Не забывали мы и бойцов – уроженцев Смоленской области. Им вручались письма-поздравления с освобождением родных мест. Комсомолки санроты передавали активу письма выбывших из строя солдат товарищам. Особенно брали за сердце наказы белорусов, украинцев к бойцам-смолянам. «На земле, где ты родился, я пролил кровь. Я помог тебе освободить твою родину, помоги и ты изгнать врага из Белоруссии. До нее уж не так далеко. Не останавливайся, не давай немцам закрепиться, гони врага!» – писал своему другу по роте раненый боец Николай Бажан.

В первых числах октября мы вышли к деревне Ермаки. Несколько попыток взять ее успеха не имели. Подразделения закрепились на исходных рубежах. Командир роты старший лейтенант Михаил Сахно пытался связаться с комбатом по телефону, чтобы вызвать артиллерийский огонь для подавления вражеского дзота, но линия оказалась поврежденной. Бойцы залегли на открытой местности. В этот критический момент неподалеку от дзота оказался Степан Головко. Я видел, как он, пригнувшись, устремился вперед. Пулемет застучал, кажется, еще яростнее. Едва он на мгновение смолк, Степан снова поднялся. И увидели бойцы, кап Степан, широко распластав, руки, закрыл своим телом амбразуру. Наша атака была так яростна, что никакая сила не могла остановить бойцов.

После боя бережно извлек я из кармана окровавленной гимнастерки Головко пробитый пулями комсомольский билет. Небольшая книжечка стального цвета за номером 15151236, хранившаяся у сердца, могла многое поведать о юности простого парня из села Черноводск Сайрамского района Казахстана. С фотографии, порыжевшей от запекшейся крови, смотрели задумчивые глаза. Степану шел двадцать первый год. Он вступил в комсомол, когда до начала войны оставались считанные дни. Последняя отметка об уплате членских взносов была сделана в октябре 1943 года.

Алеша Васюков, член комсомольского бюро полка, сообщил мне, что в ночном бою выбыли из строя комсорги стрелковой и пулеметной рот. Кого назначить вместо них?

– У командира полка, комбатов, командиров рот предусмотрены заместители. А почему среди партийных и комсомольских работников этого нет? – спросил Алеша.

Это была дельная мысль. Замполит и парторг полка одобрительно отозвались о предложениях бюро. Из каждого подразделения были отобраны по два-три лучших активиста. С ними провели занятия по изучению Устава ВЛКСМ, директив Главного политического управления. Мы стремились научить товарищей готовить и проводить комсомольские собрания. С планом наших «курсов» познакомился начальник штаба полка майор Андрей Федорович Комиссаров.

– Хорошее дело задумали, – одобрительно сказал он. – Только однобоко к нему подошли. Комсорг роты не протоколист. Надо, чтобы в необходимый момент он мог бы решить и тактическую задачу за командира взвода.

Так в нашей программе подготовки заместителей комсоргов рот появились новые темы: «Стрелковый взвод в наступлении», «Оборудование огневых позиций роты», «Организация огневого сопровождения пехоты».

В нашем полку часто бывал командир дивизии генерал-майор Василий Павлович Шульга. При встречах он всегда интересовался комсомольской работой. Однажды я сказал ему, что некоторым бойцам, принятым в комсомол, не вручены билеты. Генерал полюбопытствовал, в чем причина, и когда узнал, что мы со дня на день ждем из политотдела капитана Николайчука, спросил:

– А почему только он вручает комсомольские билеты?

Я не знал, что ответить. Так уж было принято, что комсомольские билеты вручал помощник начальника политотдела по комсомольской работе.

– Непременно буду у вас завтра, – сказал генерал. – Сам вручу товарищам билеты.

Из беседы комдива с бойцами и офицерами после вручения комсомольских билетов я многое узнал о нем.

В 1922 году стал военным. Он уже участвовал в боях с белофиннами, а мы только оканчивали семилетку. Мы гордились подвигами В. И. Чапаева, десятки раз смотрели фильм об этом герое, а он служил в 74-м Крымском полку 25-й Чапаевской дивизии в должности командира взвода, затем командира роты, начальника штаба батальона. Василий Павлович был уже награжден орденом, а мы делали только первые шаги к значкам «Ворошиловский стрелок», ГТО и ГСО.

По почину командира дивизии комсомольские билеты молодым воинам стали вручать заместители командира полка по строевой части майор Максим Григорьевич Пташкин. член партии с 1918 года, рядовой Лука Иванович Лукин (наш почтальон Лукич), коммунист с 1920 года. Оба участники гражданской войны, награждены орденами, медалями. Большой честью было для молодого воина получить из их рук комсомольский билет с отцовским напутствием.

Перед прорывом гитлеровской оборонительной полосы «Пантера» под Витебском разведчики полка под командованием комсомольца лейтенанта Александра Чугунова получили приказ «прощупать» противника. Прежде чем уйти на задание, они решили написать письмо девушкам-москвичкам, поскольку большинство из них были уроженцами столицы. Строчка за строчкой ложились на бумагу теплые, от самого сердца слова: «Здравствуйте, девушки-москвички! Пишут вам это письмо разведчики Н-ской части. Через несколько минут мы уходим на выполнение задания. Наши собратья по оружию – саперы – уже разминируют проходы на нейтральной полосе. До гитлеровцев – рукой подать. Даем слово – задание выполним. Пишите нам. Очень хотелось бы побывать в Москве. И мы будем с вами, но после победы».

...В полку никто не слышал, когда Всесоюзное радио передало в эфир это письмо-обращение. Но мы догадались об этом по потоку писем, хлынувшему в полк не только от девчат Москвы, Подмосковья, но и с Урала, из Сибири, среднеазиатских республик и даже с Дальнего Востока. Были и коллективные письма от заводских и фабричных девчат, ремесленников, школьников. Все желали бойцам богатырского здоровья, а разведчикам еще и удачи. В некоторые письма были вложены фотокарточки. Девушки сообщали о своей жизни, работе. Разведчики ответили на первые письма, но когда полковой почтальон Лукич принес сразу более сотни, встали в тупик. На следующий день Лукич доставил два вещмешка.

«Вся Россия с нами. Тяжела ноша, но приятна». Золотые слова сказал Лукич. Их подхватил комсомольский актив.

«Вся Россия с нами!» – это ли не тема большого разговора о единстве тыла и фронта. Такие беседы вскоре состоялись во всех подразделениях.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о загадочной личности царя Бориса Годунова, о народной любимице актрисе Марине Голуб, о создании Врубелем одного из портретов, об истории усадьбы Медведково, новый детектив Александра Аннина «Жестокий пасьянс» и многое другое

Виджет Архива Смены