Ствол находок

Дмитрий Гончарук|16 Августа 2010, 14:24| опубликовано в номере №1750, Август 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

Автор «Смены» обошел все самые старые растения столицы и низко им поклонился

Жизнь летит стремительно. В суматохе дней легко упустить самое интересное – оно искусно притворяется обыденным, сливается с общим фоном, не привлекая к себе лишнего внимания. Например, в Москве растут тысячи деревьев, но лишь единицы могут похвастаться своим выдающимся возрастом.

Дубы-колдуны

Считается, что старейшие деревья на территории современной Москвы расположены в парке «Коломенское». Здешним дубам от трехсот до шестисот лет. А по некоторым сведениям – все восемьсот. Растут они прямой линией возле Голосова оврага.

Лидия Леонтьева, начальник отдела ландшафтного дизайна объединенного музея-заповедника, считает, что, несмотря на преклонный возраст, чувствуют себя дубы неплохо. Главное, что им мешают люди.

– Каждый норовит подойти, потоптаться и прикоснуться, – возмущается Леонтьева. – Мы же не язычники, какая сила от дуба?! Земля под реликтовыми деревьями уплотняется, и корни начинают задыхаться.

Еще один предмет гордости Лидии Леонтьевой – липовая аллея, родом из 1824 года. Она проходит мимо Казанской церкви от Спасских до Передних ворот. Над липами в «Коломенском» трясутся не меньше, чем над реликтовыми дубами, подкармливают и обрабатывают от вредителей. Гибель дерева – настоящая трагедия.

– В прошлом году от нас ушла одна липа, – вздыхает Лидия Леонтьева. – Что только ни делали, но засохла.

Когда деревья болеют, в музее «Коломенское» первым делом начинают искать деньги, потому что фитопатологи – специалисты по болезням растений – не работают бесплатно. Денег, судя по всему, находится немного, потому что все, что предписывают древесные врачи, – это оградить деревья от посетителей. Говоря человеческим языком, полный покой.

– Раньше был государственный мониторинг на научной базе, теперь им централизованно никто не занимается, – рассказала нам Леонтьева. – Если у нас средства на это находятся, то у других организаций их может не быть.

Она Петра видела

На проспекте Мира, рядом с одноименной станцией метро, находится первый в Москве ботанический сад – Аптекарский огород, основанный Петром I. По легенде, император лично посадил тут три хвойных дерева «для наущения граждан в их различии»: сибирскую лиственницу, ель и пихту. До наших дней дожила только лиственница, законно называемая Петровской.

Нынешний главный садовник Аптекарского огорода по имени Антон Павлович Дубенюк не таясь рассказывал нам, как некоторое время назад лиственницу решили проверить на возраст. Для этого специалисты-дендрохронологи ввинтили в ствол специальный полый бур, достали «карандаш» древесины и сосчитали годовые кольца (ранку на дереве замазали варом). До самой сердцевины у них дойти не получилось, дерево довольно трухлявое, но насчитали не менее 280 колец. Это значит, что дерево действительно мог посадить сам Петр.

Петровская лиственница не выглядит на свои триста: ее моложавость связана с тем, что в конце позапрошлого века в нее попала молния, расщепив крону. С тех пор дерево почти не растет, а многие ветки на нем засохли. Но их не удаляют – древесина лиственницы может не сгнивать десятилетиями.

Еще одна здешняя знаменитость – довольно редкая садовая форма черешчатого дуба. По всей вероятности, пирамидальное дерево посадил сам Георг Франц Гофман, ставший первым директором Ботанического сада Московского университета.

По словам садовника Дубенюка, если бы старинные деревья росли не в ботаническом саду, а в обычном городском сквере, шансов дотянуть до наших дней у них бы не было. К памятникам природы у нас не относятся так же, как к памятникам архитектуры. Да и устроить дереву «реставрацию по‑московски», слава богу, не получится.

Иллюстрации: Роман Фофанов

Кошмар одного вяза

Один из выдающихся могучих стариков уходит в мир иной на наших глазах, так что его надо непременно увидеть, пока не засох. Речь идет о вязе на Поварской улице. Год от года число листьев на нем уменьшается, а специалисты говорят, что уже то, что он вообще держится – настоящее чудо. Вязы плохо себя чувствуют в Москве. А этот 20-метровый гигант уцелел, пережив пожар 1812 года, несколько революций и бесчисленные московские стройки. Установленная внизу табличка сообщает, что под вязом этим хаживали жившие по соседству Пушкин, Гоголь, Лермонтов, Чайковский, Скрябин, Цветаева и Бунин. Разумеется, не все вместе, а по отдельности.

Тень для солнца

Совсем недалеко от вяза находится так называемый Пушкинский дуб на Тверском бульваре. Дерево найти просто – оно расположено напротив МХАТа имени Горького и обнесено, как и подобает достопримечательностям, столбиками с цепью. Точный возраст дуба неизвестен, но за двести лет ему перевалило давно.

На месте неказистой коробки театра раньше находилась усадьба, где Александр Сергеевич Пушкин повстречал 16-летнюю Наталью Гончарову. Некоторые краеведы до сих пор ищут в тени старинного дерева следы, оставленные солнцем русской поэзии.

Если же пройти по Бульварному кольцу до Трубной площади, вы выйдете к подъему Рождественского бульвара. За стенами Богородице-Рождественского монастыря обретается еще один дуб-патриарх, причем этому – целых четыре века. Одна незадача – рассмотреть его вблизи довольно трудно, так как перемещение по территории монастыря ограничено.

Из того, что было

Недалеко от центра, на 2-м Верхне-Михайловском проезде у дома № 4, растет очень пожилой боярышник, ставший одним из первых деревьев – памятников природы в Москве. Он достался полупромышленной зоне в наследство от усадьбы графов Орловых.

Остались некоторые вековые деревья и в спальных районах – как напоминание о разрушенных дворянских гнездах. От барских домов давно ничего не осталось, а аллеи, которые вели к ним, сохранились среди многоэтажек. Особенно много их на юге Москвы.

Лесопатология

Сергей Пальчиков – преподаватель Московского государственного университета леса. Также он возглавляет фирму «Здоровый лес», которая занимается лечением деревьев. Он наперечет знает все пожилые посадки столицы и с печалью констатирует полное отсутствие системных наблюдений за ними.

  • В закладки
  • Вставить в блог

читайте также

Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

комментарии

Вова , 17.08.2010 14:45

тут целая наука оказывается! все сложно так!

antonio , 19.08.2010 16:49

А как же? Дерево - живой организм и, как все живые организмы, требует заботы и наблюдения. Тем более, что речь идёт о деревьях такого возраста. Нашему обществу ещё далеко до адекватного отношения к природе и к деревьям в частности, но надо постепенно прививать людям любовь к "зелёному миру" и учить ценить его.

В 4-м номере читайте о мрачном предании довлевшем  над родом князей Юсуповых на протяжении двух веков, о жизни и творчестве Максимилиана Волошина, русском и советском ученом, ставшем в 1904 году лауреатом Нобелевской премии Иване Петровиче Павлове, о популярнейшем актере Сергее  Маковецком, об истории создания картины «Портрет дамы с дочерью» Тициана, новый остросюжетный роман Виктора Добросоцкого «Белый лебедь» и многое другое...



Виджет Архива Смены

самое обсуждаемое

в этой рубрике

На Красной горке

Подмосковные язычники живут в мире с природой

Живая еда

Ее ешь, а она растет

Китайские штучки

В преддверии новогодних праздников «Смена» узнала, где можно разжиться электронными игрушками и разнообразными гаджетами по более чем скромным ценам

в этом номере

Ластоногие

Fashion-репортаж

Ячейки общества слепых

Кому авоська дарит надежду?

Ловцы

Корреспонденты «Смены» говорят с последними обладателями охотничьих инстинктов