Ступени признания

Н Дмитриева| опубликовано в номере №959, май 1967
  • В закладки
  • Вставить в блог

Даже мама смеялась. Мама той худенькой большеглазой девушки, вокруг которой все хохотали. А она смотрела на экран серьезно и озабоченно. Да, ей, конечно, было приятно, что труд товарищей по съемкам «Кавказской пленницы» не пропал даром, что режиссер Гайдай снова поставил веселую комедию и вот все зрители смеются. Но... Наташа Варлей - исполнительница роли героини фильма - сидела и не могла смеяться, упрямо подсчитывая эти «но». Она критически вглядывалась в «пленницу», которая воевала с дядей, лазала по горам, спасала Шурина, мчалась в автомобиле и беззаботно распевала песенку о белых медведях, которые трутся спиной о земную ось. Столько хотелось исправить, переделать! Было некто не по себе и, в общем, обидно оттого, что теперь современница и экранный «двойник» Наташи Варлей стала чужой, самостоятельной и безвозвратно ушла к зрителям, не спрашивая больше, какой ей быть. Это закон кинематографа, который по - настоящему могут прочувствовать и познать только те, кто начал сниматься в кино. Судьба молодой артистки цирка Наташи Варлей принесла ей в начале творческого пути столько сюрпризов, сколько их может обрушиться на голову одного человека разве в приключенческом фильме. Ведь еще год назад Наташа хохотала до слез на комедии Гайдая «Операция «Ы». Тогда Шурик ловко заворачивал тунеядца Федю в обои; бабушка собиралась сторожить склад, а в это время Бывалый, Трус и Балбес готовили налет на промтоварный магазин. Если говорить честно, Наташе и без комедии на экране в тот вечер было весело. Только что их - выпускников циркового училища - поздравили с успешным окончанием учебы. Наташа хотя и не думала специально, но просто знала, чувствовала, что в этот вечер в каждом цирке страны зажигаются теперь и для нее огни. Они вспыхивают над аренами - яркие и разноцветные, скользят по куполу и по жаждущим чуда глазам зрителей. Казалось, самое трудное - учеба, экзамены - позади, и путь впереди прост, ясен, светел и чист. Еще кочевая жизнь циркового артиста манит сменой впечатлений, городов, программ, зрителей и коллег по арене. Еще хрупкая балерина в голубой с блестками пачке не поднималась под брезентовый купол старого Волгоградского цирка. Это будет позже, осенью. И суховеи будут свирепствовать снаружи, и молоденькая девушка, бледная от напряжения, взволнованная, будет упрямо раскачиваться на трапеции и репетировать, тренироваться, чтобы стать настоящим мастером. И в руках гимнастки окажется концертино, потом флексатон, потом кастаньеты. Потому что номер музыкальный. На первых репетициях в старом Волгоградском цирке - теперь там уже построили новый - Наташа плакала от страха наверху, под свист осенних ветров, стараясь сбалансировать, удержаться и еще весело или хотя бы складно играть на инструментах. Постоянный тяжелый труд и первые невзгоды на гастролях не приглушили той любви к цирку, которая возникла у Наташи Варлей с того раза, как она впервые увидела цирковую арену, которая и привела ее в цирковое училище, где учатся не просто энтузиасты своего ремесла - фанатики, преданные ему пожизненно. Когда Наташа очутилась на гастролях в Одессе, ее пригласили на киностудию сняться в эпизодической роли медсестры в фильме «Формула радуги». Здесь ее нашли «гонцы» Гайдая, разыскивавшие актрису на роль героини в фильме «Кавказская пленница».

- У меня возникло тогда двойственное чувство, - вспоминает Наташа. - Было очень заманчиво играть вместе со знаменитой «троицей», видеть их работу. Но я боялась хотя бы на время уходить из цирка... Потом были съемки, где все для Наташи ново, и только под конец она «расковалась», стала чувствовать себя свободно, как на балансе под куполом цирка. Человеку становится интересно жить, когда он преодолевает в себе инерцию - удобное состояние жить, «как вчера», по привычке. Для двадцатилетней актрисы Наташи Варлей роль в фильме «Кавказская пленница» была испытанием ее артистического умения ориентироваться в новых условиях. Это в ее характере. Это то, что сделало ее цирковой актрисой и никем другим. Она поднималась на трапеции под ненадежный брезентовый купол, чтобы убедить себя, что не трусит. Уговорила разрешить ей самой нырять в бурную реку за Шуриком, а потом лежала с температурой и благодарно слушала Юрия Никулина, которого попросила прийти к ней, и он вдохновенно рассказывал Наташе анекдоты. Оба они убеждены теперь, что смех - лучшее лекарство, потому что Наташа скоро поправилась. Однажды она сорвалась с горы и упала в куст шиповника. Сначала Наташа рассмеялась: она представила себе всю комичность ситуации, - она уже начала мыслить кинематографическими образами. Только потом пришел страх, и Наташа увидела свои руки и ноги - все в глубоких ссадинах. Это будни актрисы кино и цирка. Закончились съемки. Наташа снова в Москве и снова - на «Мосфильме». Бледная, с горящими глазами, роковая Панночка поднимается из гроба и идет, вытянув руки, по церкви, зовет Хому... Снимается фильм «Вий». Роль Панночки показалась Наташе интересной, потому что она совсем другого плана, чем «пленница». Снова поиск. И ожидание: в каком цирке нужен «воздушный номер»? Каждый день репетиции на арене цирка, съемки в павильонах «Мосфильма», встречи со зрителями, которые только что смеялись до слез на «Кавказской пленнице». Это хорошо, что, когда все смеялись, в зале сидела молодая актриса, которая думала о своих «но».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены