Студенты

Тамара Никонова| опубликовано в номере №570, Февраль 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

На стол перед Анатолием с тихим шелестом легла тоненькая тетрадь... - Вот вам хомут и дуга, - проговорил Виталий Базилевский. - А я вам больше не слуга!

Анатолий поднял глаза, и взгляды бывшего комсорга, сдающего «дела», и нового, только сегодня избранного, встретились. Лицо Базилевского спокойно, лишь брови вздрагивают, собираясь к переносице. Анатолий улыбнулся, встал из-за стола и подошёл к Виталию:

- Ты, брат Юпитер, сердишься - значит, ты неправ. Перестал бы переживать, лучше подскажи, с чего начать, как сделать нашу группу в университете лучшей?

«Брат Юпитер» строптиво повёл плечом и вдруг так же внезапно, как рассердился, сейчас искренно рассмеялся. Быстрая смена настроений всегда отличала Виталия - лучшего художника факультета, бессменного редактора бюллетеня научного студенческого общества.

- Невелико наследство получаешь, комсорг, - уже серьёзно сказал он, перелистывая страницы тетради, - всё анкетные данные... Слушали - постановили... Дружбы настоящей в группе нет - вот в чём моя ошибка. Когда вся группа будет заодно, как целая семья, ей любое дело по плечу. Я этот секрет поздно раскусил, а тебе с первого же дня советую: собирай всех в коллектив. Сначала артачиться будут - ты не отступайся. И чтоб в театр вместе, и к семинару готовиться - друг другу помогать, и семена акаций собирать - тоже всей группой, на одном участке. Представляешь?

Разговор получился затяжной, но по-настоящему комсомольский, искренний...

* * *

... Первыми, кто заметил перемену в жизни студентов-физиков, были работники библиотеки.

- Бывало, - объясняет старший библиотекарь, - каждый студент заботился только о себе. Возьмёт такой «одиночка» дефицитную книгу и держит на своём столе целый месяц. Четвёртый курс физиков берёт книги через старосту, возвращает в положенный срок. Перед каникулами в библиотеку зашёл комсорг Анатолий Шуваев, записал должников. Вскоре явились и сами должники.

Таким студентам хочется помочь; к их услугам любая книга на полке, говорят библиотекари.

Да, многое изменилось за этот год в группе...

... На межфакультетские соревнования по лёгкой атлетике пришли все комсомольцы четвёртого курса физиков.

- Вы что, участники? - спросил дежурный распорядитель у входа в спортзал.

- Нет, мы болельщики, - пояснил Бронислав Карпенко, отчаянный мотоциклист, владелец значка за отличную греблю.

«Болеть» за свою участницу соревнований, профорга Александру Клёнову, гимнастку III разряда, пришла и Ляля Жмудь, лучшая певица на факультете, и староста Бердников, и даже Алла Данцигер, недолюбливающая спортивные занятия. Вот она пробралась в раздевальню и тихим, но властным голосом упрашивает однокурсницу:

- Держись, Клёнова! На тебя вся группа надеется!

... В начале года комитет поручил комсомольцам IV курса взять шефство над молодёжью из общежития «Ростсельмаша». Первым всполошился Проциков:

- Туда езды одной - два часа... а не забыл ли комитет, что мы не первокурсники? Нам заниматься надо, к научным докладам готовиться - в общем, мы этого не одолеем...

- Ты от своего имени говори, - сухо оборвал крикуна Александр Слапченко. - Толя, дай мне слово... Я, например, считаю поручение комитета не только обязательным для всех комсомольцев, но и полезным именно для нас, старшекурсников. Что мы знаем о производстве, о жизни заводской молодёжи? Нам, будущим инженерам, не только техникой командовать, но и людьми руководить придётся.

- Пустая болтовня! - настаивает Проциков. - Просто Шуваеву понадобилось записать очередное «мероприятие» в дневник... Если ему надо, пусть один едет...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о деятельности величайшего русского  мыслителя, философа, критика и публициста XIX века Владимира Сергеевича Соловьева, материал, посвященный жизни Лва Троцкого,  о жизни и творчестве нашего гениального баснописца Ивана Андреевича Крылова, о кавказском генерале Петре Степановиче Котляревском о котором еще при жизни ходили легенды, а сегодня, оставшемся в историческом тумане забвения,  окончание детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены