Страницы рабочей повести

  • В закладки
  • Вставить в блог

Дархан – кузница счастья

– Ну, как? – спрашивает председатель городского народного хурала.

Перед нами сверкают белые стены города, с математически точными квадратами кварталов, прямыми улицами и разновеликими кубиками домов, в окнах которых плещутся фантастические краски заката. Город отсюда похож на декорацию, на красивый макет, поставленный в холмистой степи, и мы смотрим на него удивленно и молча. Г. Дамдин замечает наше удивление и довольно улыбается: «Москва, говорят, на семи холмах стоит, а нам пока двух хватает».

Дархан еще привычно делят на старый и новый, хотя принципиальных различий между ними нет – те же многоэтажные дома, просторные площади и широкие проспекты. Названия сохраняются скорее всего потому, что две части города занимают два разных холма. Соединяет их красивейшая в Дархане магистраль – Молодежный проспект. В будущем он станет своеобразной аллеей центрального парка Дружбы. Парк и объединит обе части Дархана, став культурным центром города. Десятки тысяч саженцев высадили в будущем парке члены городской ревсомольской организации. Вместе с ними на субботниках работали молодые специалисты из Болгарии, Польши, ГДР и СССР. Посадить дерево в степи непросто, вырастить его еще труднее. Поэтому горком ревсомола и назвал парк в числе своих главных подшефных объектов: молодых рабочих и школьников можно увидеть в парке едва ли не ежедневно, они окапывают деревья, поливают их, вносят в почву удобрения, прокладывают аллеи и тропки.

– Я свои деревья из тысяч других узнаю сразу, – говорит Эдвард Косинский, механик из Польши, работающий сейчас на Дарханском силикатном заводе.

– У нас, в Польше, существует поверье: на место, где человек посадил дерево, он обязательно вернется, – поддерживает товарища электрик Кшистов Мястовский. – Вот я и вернулся в Монголию после годичного перерыва.

Эдвард и Кшистов работают на силикатном заводе – одном из первых промышленных предприятий Дархана. Проектная мощность завода – 28 миллионов штук кирпича в год, выпускает же он свыше 30 миллионов.

– Главное, что перекрыли мы проектную мощность не за счет физических усилий, – объясняет директор завода Ашхуу Чултэм. – У нас уже несколько лет активно, работает интернациональная «бригада поиска». Наши рационализаторы вместе с польскими специалистами постоянно совершенствуют машины и механизмы.

Еще недавно формовочная машина, которой управляет Нуржав Цэдэнпил, давала меньше двадцати кирпичей в минуту. Заводские рационализаторы сделали машину автоматической, и сейчас она выдает 26 кирпичей в минуту.

– Работать стало и легче и сложней: руки теперь отдыхают, но надо внимательно следить за автоматикой. И приходится учиться заново. – Цэдэнпил показывает сложную схему машины. – Хочу изучить так, чтобы в случае небольшой поломки самой же и устранить ее, не вызывать механиков да электриков.

После окончания средней школы Цэдэнпил по путевке ревсомола приехала на главную в то время стройку страны – Дархан. Под руководством польских специалистов окончила трехмесячные курсы и получила квалификацию оператора второго разряда. И, распрощавшись с курсами, она приходила к своим преподавателям за советом, за помощью. Ей мало было знать только свою машину, только свое рабочее место – она изучала свой завод.

В 18 лет ее впервые избрали депутатом Великого Народного хурала. Забот, конечно, прибавилось, и все же Цэдэнпил находила время, чтобы досконально разобраться в машинах. На ее счету свыше 30 рационализаторских предложений, и большинство из них приходится на Долю «чужих» рабочих мест. «Ее можно к любой машине поставить – управится», – утверждает Эдвард Косинский.

Сейчас Цэдэнпил – Герой Труда МНР, заместитель председателя Великого Народного хурала, член ЦК Монгольской народно-революционной партии.

Из силикатного кирпича, выпущенного в Дархане, строят теперь белые дома во многих районах Монголии. Так же во все концы страны идет продукция Дарханского цементного завода, построенного с помощью специалистов ЧССР. Мощный домостроительный комбинат, возведенный советскими рабочими и специалистами, отправляет «готовые квартиры» далеко за пределы Дархана.

Но главная гордость Дархана – Шарын-гол, что в переводе означает «Желтая река».

В окрестностях города, теряясь в кустарниках, течет небольшая речушка с желтым песчаным дном. Она-то и дала название мощному угольному разрезу. Добычу угля ведут здесь открытым способом. В карьере множество современных машин – экскаваторы, бульдозеры, бурильные установки. По транспортерам бесконечным потоком уголь течет к дробилкам и тут же заполняет железнодорожные вагоны. Все процессы в карьере полностью механизированы, молодые монгольские специалисты уверенно управляют самой сложной техникой.

– Советская школа! – утверждает лучший бульдозерист угольного разреза Д. Цэндаюуш. Молодой бульдозерист учился мастерству здесь же, в Шарын-голе, на специальных курсах, организованных советскими специалистами, и теперь уже сам обучает ребят, приезжающих в Дархан из самых разных аймаков.

Сейчас Шарын-гол дает 1,1 миллиона тонн угля в год, в ближайшие годы его мощность должна удвоиться.

Первые фундаменты нового, социалистического города были заложены 17 октября 1961 года, в день открытия ХХII съезда КПСС. Араты из объединения имени Монголо-советской дружбы преподнесли первым русским строителям традиционный монгольский хадак – шелковый голубой платок и серебряную пиалу с кумысом. Это знаки высшего пожелания успехов и счастья.

– Белый город, о котором нам рассказывали тогда строители, был так похож на сказку, что мы, хотя и очень хотели поверить в нее, не могли, – признался нам С. Цэрэндорж, один из тех стариков, что вручал строителям платок на счастье. Сейчас он на пенсии и сам живет в большом, красивом доме напротив городского театра, где в хореографическом кружке занимается его младшая внучка Цэвэлсурэн. – Разве могли мы думать, что сказки сбываются...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены