Степан Халтурин

А Гамбаров| опубликовано в номере №16, Октябрь 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДЫДУЩЕГО НОМЕРА:

Под нелегальной фамилией крестьянина Олонецкой губ. Батышкова Степан Халтурин поступает столяром на службу в Зимний Дворец и должен совершить покушение на царя при помощи взрыва Зимнего Дворца. С большим трудом пронося динамит, Степан ее? время прятал его к себе под подушку. Набралось до з - х пудов и Степан решил произвести взрыв. 5 февраля 1880 года дворец был взорван. Было убито и ранено около 50 человек дворцовой стражи, но царь случайно остался живым Через год после взрыва Зимнего Дворца, 1 марта I88I г., разыгрался последний акт борьбы народовольцев с царем. Бомбой Гренивицкого Александр II был убит на Екатерининском канале. Убийство царя не изменило системы правительственных репрессий. Прокурор в Одессе Стрельников являлся одним из тех палачей, на которого должна была обрушиться « Народная Воля - « . Убийство Стрельникова было поручено Вере Фишер, Степану Халтурину и агенту Комитета студенту Желвакову. Степан выехал в Одессу Началась слежка за Стрельниковым. Намечен был план: убьет Стрельникова Желваков в то время, когда прокурор будет обедать на бульваре, а Степан в роли кучера будет поджидать Желвакова, чтобы увезти его на случай преследования.

Пошла подготовка. У цыган лошадь купили, хорошую, белую лошадь, а экипаж - у каретника, сто рублей заплатили. Справили выезд. Только вдруг по Одессе начались аресты, человек пятнадцать в одну ночь захватили и прямо в тюрьму. Прибежала раз Фигнер к Степану и рассказала ему, что в эту ночь Сведенцов арестован и что на квартире был обыск, но ее не нашли, хотя знает, что за нею следят, везде ищут ее.

Значит, беда надвигается, надо спешить. Пришлось Фигнер Одессу покинуть, и на время скрыться Клименко. Совсем ускользало все дело из рук. Степан точно в горячке. Отправили Фигнер в Москву, а когда Желваков приехал в Одессу, то и Клименка пришлось отпустить. Остался Степан с Желваковым.

Желваков парень горячий, - все с налету берет, подходящий как есть человек. Рассказал Желвакову Степан, как и что - где надо стрелять, где будет с экипажем стоять Степан... Назначили день.

- Ты, Коля, ему в голову целься и стреляй прямо в упор, а то он, сволочь, кажется, носит кольчугу, еще не пробьешь.

- И кольчуга его не спасет - стрелок я хороший, - на пятнадцать шагов пробиваю я туза, - с улыбкой сказал Желваков.

- Ну, руку, Степан... Значит, завтра в 5 часов на Приморском бульваре... И Желваков со всем жаром души потряс руку Степана. Расцеловались товарищи.

Настал день. С утра Желваков и Халтурин в возбуждении были. Николай все насвистывал « Польку», а Степан продохнуть не мог, - весна давала чувствовать Степану себя, - кровь шла горлом сильнее, но Степан лишь досадно прятал свой платок, искровавленный за день от кашля. Был бледен Степан, точно стена, но держался спокойно, видно, снова взял себя в руки.

Все совершиться должно было в пять. В четыре товарищи вышли. Степан запряг лошадь, заложил экипаж, поехали вместе. У Гаванной слез Желваков, пошел вверх на бульвар, а Степан остался внизу.

Вошел в ресторан Желваков, обед заказал, деньги вперед заплатил, чтоб задержки в конце не случилось... начал ждать. Но вот показался и Стрельников.

Ели оба. Что то ел Николай, зубами жевал, а глазами сверлил генерала. С полчаса тянулся обед. Наконец, обед кончился. Потребовал счет генерал, расплатился и вышел довольный. Встал Желваков, пошел следом за ним, видит - по аллее движутся люди и среди них эполеты блестят, в развалку идет генерал, а следом за ним кто - то еще.

- Видно, шпик, - Николая пронзило. Но не смутился. Стал приближаться, руки в кармане, а в кармане револьвер, нащупал собачку. Только аршин до генерала остался и вдруг... прямо в упор, в плешивый затылок из револьвера ахнул... только брызнула кровь и что - то серое, точно плевок, по шее полезло, с кровью смешалось. Упал генерал, головой о скамейку ударился и замер...

Замерло все - замер шпион, что рядом сидел, замерли люди, даже листья на деревьях как - будто бы замерли...

Но Желвакова уж нет. Как молния ринулся он, побежал по аллее, через решетку метнулся по спуску крутому вниз полетел... Вдруг крики:

- Ловите... держите... убили среди белого дня... и так четко, что эхом внизу отдалось.

- Услышат внизу, - пронеслось в голове...

И точно видит - люди спешат, навстречу бегут, а в глазах любопытство и страх. Летит Николай, револьвер сжимает в руке.

- Ловите, держите... убили...

Увидели все Желвакова, - один он у всех на виду, показывать пальцами стали. Кто - то навстречу к нему полетел, - щелкнул курком и кто - то упал - не то замертво, не то от страха свалился. Видит Степан, что в беде Николай, дернул вожжами, к толпе полетел. Толпа сразу заметила, что летит извозчик на выручку - за одно, значит, с убийцею. Перерезали дорогу Степану. Кто - то лошадь схватил за узду, взвилась лошадь на дыбы, фаэтон покачнулся, и с козел свалился Степан.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Как я стала Марксисткой

Воспоминания Надежды Константиновны Крупской - Ульяновой