Создай себя сам

Лина Тархова| опубликовано в номере №1096, Январь 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

В свое время в «Смене» была опубликована статья В. Козырина «Создай себя сам». В прошлом воспитатель ПТУ, автор рассказывал о работе юношеского клуба, девиз которого стал названием статьи. Судя по откликам (некоторые из них мы уже напечатали), тема самостоятельного воспитания характера, закаливания воли, «преодоления себя» представляется читателям «Смены» и интересной и очень важной. Почти в каждом письме содержался какой-либо вопрос: насколько характер человека зависит от него самого, может ли стать героем слабовольный человек и так далее. Сегодня мы продолжаем разговор. Своими мыслями о самовоспитании по просьбе нашего корреспондента Лины Тарховой делятся люди авторитетные, обладающие большим жизненным опытом.

Похвала слову «надо»

Иван Иванович Борзов, командующий авиацией Военно-Морского Флота СССР, маршал авиации, Герой Советского Союза

Чего больше всего не любит мальчишка? Думаю, не ошибусь, если скажу: слушаться. А между тем послушание — это основа порядка, без порядка же не мог бы жить не только он сам, но и все люди. Мир рухнул бы, если бы исчез порядок. И когда мать требует: чисти зубы, переходи улицу на зеленый свет, — она делает это не из «любви к искусству», а исходит из необходимости, целесообразности.

Так вот, человеку совершенно необходимо умение повиноваться приказу.

Поясню, что разумею в данном случае под словом «приказ» — необходимость выполнять общепринятые нормы, те, что действительно необходимы для нормальной, безопасной жизни. Приказ, по-моему, не должен распространяться на несущественное. Несомненно, надо мыть руки перед едой, однако глупо предписывать, каким мылом — земляничным или детским.

Почему ребята готовы бунтовать всякий раз, когда их заставляют подчиняться? С одной стороны, если это связано с необходимостью сделать усилие над собой, объяснением может служить известная лень, слабость характера. Но с другой — мы, взрослые, должны признать, что нередко воспитываем стойкую ненависть к приказу, чересчур регламентируя жизнь детей, указывая им в несущественном.

Но вернемся от критики к похвале порядку. Если бы промышленность могла развиваться без плана, тысячи людей не занимались бы сложнейшими трудоемкими расчетами. Но бесплановое хозяйство ведет к банкротству. И человека (позволю себе такое сравнение), не имеющего своего плана на день, год, ждет крах: даже если нам кажется, что мы стоим на месте, мы движемся назад.

Трудно подчиниться старшему, еще труднее повиноваться себе, потому что всегда можно найти оправдание собственным слабостям. Но бойтесь жалеть себя. Для начала составьте режим и выполняйте его без поблажек. Это по силам даже ребятам с не очень сильной волей — при условии, что они будут контролировать каждый свой шаг. И если в первые дни покажется трудным вставать по звонку будильника, не откладывая выполнять намеченные дела, то скоро это будет получаться автоматически, превратится в привычку, а привычка — начало характера.

Я знаю, есть ребята, которые проверяют свой характер «страшными муками»: не едят сутками, пугая матерей; бьют по пальцам молотком, ходят по карнизам домов, часами сидят в темноте. Это говорит как о наивности наших славных мальчишек и девчонок, так и о голоде на ситуации, где нужны мужество, отвага, находчивость.

Как все же помочь ребятам? Им необходимы спорт, походы, военные игры. Военная игра, например, отвечает юношеской потребности в новом, необыкновенном и дает организму необходимую физическую нагрузку. У ее участников есть реальные возможности испытать и закалить свою волю.

А без воли ведь нет человека. Воля вообще понятие удивительное. Мы знаем множество людей, которые добивались неслыханного исключительно благодаря «железному» характеру — вопреки обычным представлениям о пределах человеческих возможностей.

И я знаю такого человека. Уже до войны был известен как первоклассный летчик генерал-полковник авиации, Герой Советского Союза Преображенский. Он попадал во многие переделки, жизнь его не раз висела на волоске. Аварии, госпитали... Однажды произошла катастрофа — отказало управление самолетом... По счастью, летчик остался жить, но был весь изломан, изранен. Медики едва спасли его. Такое могло отлучить от неба кого угодно. Но Преображенский снова сел в самолет и в числе первых советских летчиков бомбил Берлин 8 августа 1941 года. На Берлин он летел командиром полка.

Как ему удалось вернуться в строй? Преображенский никогда подробно не рассказывал о времени, проведенном на больничной койке. Но нетрудно догадаться, какую каторжную работу проделал он, чтобы получить право снова сесть в самолет. Он подчинил себе свое тело потому, что прежде сумел подчинить себе дух.

Евгений Николаевич Преображенский, конечно, необычайный человек. Наверное, далеко не всякий мог бы повторить его подвиг. Но вдумаемся, в чем зерно, основа подвига летчика. Это не минутный взлет мужества, героизма, а растянувшаяся на много месяцев борьба. Она требовала каждодневных усилий — невозможно, немыслимо, а надо, надо во имя цели, захватившей на всю жизнь. И невозможное оказывалось возможным. Повторяю, не каждый мог бы повторить этот подвиг. Да и не каждому выпадут такие тяжелые испытания. Но твердую волю, умение повиноваться (и прежде всего себе) может воспитать в себе каждый. В этом я убежден. Только советую начинать работу не «завтра» и не «в ближайший понедельник», как это чаще всего планируют молодые люди, а сегодня, немедленно.

Кто заметит вашу победу?

Сергей Анатольевич Антонов, слесарь Московского электромеханического завода имени Владимира Ильича, Герои Социалистического Труда

Я рос, пожалуй, слабовольным ребенком. (Это я, конечно, сейчас понимаю, оглядываясь назад, а тогда у нас в семье и слов таких не говорили.) Сколько раз было: начну дело — оставлю, за другое хватаюсь. Чуть что — надоело или кажется, что не выходит, — бросаю. Всегда ведь легче отказаться от новой попытки, чем добиться даже крошечной победы.

Так вот, рос я не слишком волевым человеком, но отличался ли в этом смысле от других ребятишек? Вряд ли. Не думаю, что бывают случаи, когда малыш чуть не с пеленок умеет управлять своим характером. Рождаемся мы все, или почти все, слабыми, и наша жизнь не что иное, как борьба с этими слабостями. Коли борьба успешна, человек достигает многого; коли нет сил противостоять лени, страху, ну, чему еще — бутылке, словом, коли человек живет по воле обстоятельств, — быть ему неудачником, брюзгой, нытиком. Это тип людей, вызывающий во мне наибольшее отвращение. Мудра пословица: никогда не жалуйся, ибо возрадуется враг, а друг опечалится. Многого ли ты стоишь, если при малейшем затруднении готов раскиснуть, расписаться в беспомощности?

До сих пор помню чувство страшного отчаяния, охватившего меня однажды, в пору моего ученичества на заводе. Нет, уходить надо из цеха, все бросить, искать другую работу. Нельзя часами биться над простейшей деталью, не стоит она того. Ну, допустим, я научусь, одолею проклятую деталь, но будет ли стоить победа — кто ее заметит-то — всего, что в нее вложено? Назавтра получу задание более сложное — и опять все сначала? Нет, бежать отсюда, спасаться. Идя с завода, я сжимал кулаки от бессильной злости, а наутро покорно плелся к началу смены.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

«Знает, может, хочет, успевает»

С директором Рижского опытного автобусного завода РАФ Ильей Ивановичем Позняксом беседует специальный корреспондент «Смены» Леонид Плешаков