Синяя птица Евгении Морес

Андрей Баташев| опубликовано в номере №1118, Декабрь 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

О том, как начинался путь актрисы Евгении Николаевны Морес, и о ее сегодняшней педагогической деятельности в школе-студии МХАТ рассказывают нашему корреспонденту Андрею Баташеву Е. Н. Морес и ее ученики — известные артисты театра и кино.

Заслуженная артистка РСФСР Евгения Николаевна Морес преподает в студии актерское мастерство. Популярность ее учеников, таких, скажем, как Ирина Мирошниченко, Александр Лазарев, Вячеслав Невинный, Татьяна Лаврова, Галина Волчек, измеримо больше, чем ее собственная. Что же, видимо, чем талантливее педагог, тем больших успехов добиваются его ученики. Актрису Е. Н. Морес знают в основном зрители старшего поколения. Ведь сцену она оставила более двадцати лет назад, а в кино никогда не снималась, несмотря на самые заманчивые предложения: «Константин Сергеевич Станиславский был против этого, так как считал, что кино отвлекает внимание актера от театра».

 

— Педагогическая практика Морес основывается на ее артистической сути, — говорит Александр Лазарев. — Мне посчастливилось выходить на сцену вместе с ней. В спектакле «Страницы жизни» я играл архитектора, а она мою мать. И она поистине творила на сцене. Мы заглядывались на нее...

— В первом спектакле нашего театра «Вечно живые», — говорит главный режиссер «Современника» Галина Волчек, — Евгения Николаевна играла бабушку. Я всегда смотрела на нее из-за кулис. Это актриса необыкновенной эмоциональной отдачи, очень честная и точная. Недаром в свое время в Художественном театре она была одной из самых известных исполнительниц детских ролей.

Какой она была актрисой, я немного знаю. Потому что мальчишкой не раз видел ее на сцене. МХАТ, «Синяя птица»... Подняли занавес, и внезапно оказалось, что мир ярко-цветной: огненный, ослепительно-синий, оранжевый... И я очень хотел, чтобы именно Митиль, удивительно нежная и доверчивая девочка, поймала Синюю птицу — не только счастье в некоем высшем смысле, но и просто птичку небывалой расцветки...

Митиль играла Евгения Николаевна Морес.

 

— Мне нравилась эта роль. Но она не была моей самой любимой. Может быть, потому, что не все здесь шло от меня. Я была введена в готовый спектакль, и Станиславский требовал, чтобы я вписалась в уже созданный им рисунок.

А вот Суок в «Трех толстяках» мне была ближе.

Это более реальный образ, более современный. Цирк. Это мне всегда очень нравилось... А какой в этой пьесе текст! «Розы плавали, как лебеди... Этот зонтик, он шелестит, он звенит!» Очень ярко, декоративно, театрально.

Я с детства люблю Большой театр, пачки балерин, трико, пуанты... У меня в «Трех толстяках» тоже был такой костюм — цирковой балерины. И мне было очень легко фантазировать.

 

Фантазия. Где же ее истоки? Дед Е. Н. Морес был актером-любителем, он жил в мире Счастливцевых и Несчастливцевых. Его принципы — «актером за деньги быть нельзя, ибо искусство творится для души», — требовали и особой организации быта.

 

— Если дедушке нужно было выступать в спектакле, он к этому готовился заранее. Даже еда ему подавалась особая. Бульон, например, не годился... У него было много птиц. Канареек. Так за несколько диен до спектакля все клетки завешивались пологом, чтобы птицы не мешали!

Я помню, как он сидит перед печкой в ворошит угли. Топил всегда сам. И монологи читает: «Брат! Отдай Любушку за Митю». А я сижу в полутьме на коробке, в которой у нас чай да сахар хранились, а он все роли свои проигрывает...

Мама моя была солисткой балета Большого театра. Как она танцевала, не помню. Вскоре после моего рождения она оставила сцену.

 

Еще в школе Е. Н. Морес начала заниматься в «Студии старинного водевиля» у Вахтанга Мчеделова — режиссера Художественного театра. Однажды один из педагогов сказал ей:

— Вы способный человек, но в театр я вам идти не советую. Вы очень маленького роста, толстая, и у вас тихий голос. Что вы будете играть? Вам разве только с подносами выходить.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Земля спокойных

Фантастическая повесть. Окончание. Начало в №№ 20 — 23.