Шестое чувство

Александр Иваницкий| опубликовано в номере №1060, Июль 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

Спортом номер один у нас является футбол. Надеюсь, никто не сомневается в справедливости этого утверждения. Задумывались ли вы над вопросом, почему футбол, а не другой какой-либо вид спорта пользуется правом приоритета в нашей стране? Я задавал его себе частенько. Вначале объяснялось довольно-таки просто: мне, представителю борьбы, было горестно и грустно, а если не прятаться за приличные слова, то и просто завидно, что в фокусе внимания находится футбол. Итак, предпосылкой к анализу были не очень благовидные причины. Сравнивая их, я столкнулся с тем фактом, что мы, спортсмены, очень неохотно признаем за другими видами спорта право на достаточную долю полезности и увлекательности. Впервые на это обстоятельство обратил я внимание, слушая тираду Протопопова, восхвалявшего фигурное катание. В глазах Олега было столько фанатичной убежденности, сродни той, которая в былые времена посылала людей на костер, что она меня напугала. Протопопов страстно доказывал: фигурное катание есть венец спорта, и вообще ничем другим заниматься не нужно.

Такая полярность в оценке преимуществ различных спортивных дисциплин несколько умерила мой пыл. Стало понятно, что, предпочитая, борьбу футболу, я действовал в ряде случаев предвзято. Поэтому для выяснения приоритета одного над другим необходимо было до конца отрешиться от субъективизма. Помогла мне достигнуть «состояния нирваны» спортивная наука. Ее давно занимает вопрос, как тот или иной вид спорта влияет на формирование смелости, воли, выдержки, коллективизма и т. д. и т. п. Согласитесь, что, зная степень эффективности выбранной спортивной дисциплины, мы скорее добьемся становления ценных для нас качеств, чем действуя по наитию. Да, но какое все это имеет отношение к футболу, той любви и, точнее, почитанию, которым он окружен?

Перед нашим физкультурным движением стоит одна задача – формирование всесторонне развитого, физически совершенного человека. И нам решать эту проблему необходимо не в грядущем, а сегодня; и, разумеется, чем быстрее мы ее выполним, тем лучше для каждого из нас, для страны в целом. Потому что здоровье людей, их трудоспособность – национальное достояние. Следовательно, привлекать для выполнения этой важнейшей цели необходимо «инструменты», обладающие наиболее высоким кпд. Следуя элементарной логике, наверное, будет правильным предположить, что спорт номер один и обеспечивает ту самую высокую эффективность. Увы, отнюдь нет.

Если мы захотим, к примеру, воспитать смелого парня, то скорее всего ему надо предложить заняться боксом. На ринге, окантованном канатами, лучше всего воспитывать это качество – качество бойца. Америку мы с вами, конечно, не открыли. Кто не знает, что бокс привлекает наиболее сильных и отчаянных! Вам любой мальчишка об этом скажет, даже далекий от спорта и уж наверняка ничего не знающий об изысканиях спортивной науки.

Скажет – и ошибется. Ошибетесь и вы, если подумаете так же. Мне захотелось нарочно заострить ваше внимание именно на неправомерности отдельных бытующих представлений. В шкале видов спорта, наиболее способствующих воспитанию смелости, из тех видов, которые культивируются в нашей стране, на первом месте стоит мотоспорт. Ну, уж если бокс и борьба пасуют перед ним, то сами понимаете, что футбол находится не в призовой тройке.

Не знаю, право, стоит ли нам расчленять и изолированно рассматривать каждое качество и место «кожаного мяча» в этой табели о рангах. Пожалуй, важнее говорить о всесторонности, пока подразумевая под ней физическую всесторонность: крепость мускулов, надежность сердечно-сосудистой системы, дыхательного аппарата, наличие координационного богатства. В связи с этим немного конкретизируем задачу. В вашем распоряжении есть 24 олимпийских вида спорта. Прибавим еще столько же, которые не находятся под сенью пяти колец, но тем не менее пользуются в нашей стране правами гражданства: водные лыжи, подводное плавание, городки и пр. Условие следующее. Вам для физического совершенствования нации надо выбрать лишь один, остальные брать воспрещается. Если предложат выбирать мне, останавливаюсь на десятиборье. Если вам доводилось встречать десятиборца во плоти и крови, вы поймете меня и одобрите. Стройные атлеты, мастера на все руки. Надо ли что-нибудь добавлять к их аттестации? Но давайте откажемся от жестких условий – выбор одного-единственного. Берите любой, помня лишь, что прежде всего перед селекцией такого рода стоит задача быстрого и полного физического совершенствования народа.

И опять навязываю свое мнение. Вторым видом спорта, не задумываясь, выбрал бы пятиборье. Потом регби, борьбу вольную, классическую, самбо, плавание, баскетбол, лыжи. По своей значимости они идут не в той последовательности, в которой написаны, но все я предпочел бы футболу. Ну, хорошо. Пока мы останавливались на невыигрышных для спорта номер один качествах. Нельзя же забывать, что футбол – игра коллективная! А не является ли формирование именно качества коллективизма основополагающим для социалистической формации? Что ни говорите, а индивидуализм, столь присущий единоборствам, не особенно привлекателен из-за своей «келейности». И опять мы с вами чуть не оказались в плену устоявшихся представлений. Кажется, как все просто: коллективная игра воспитывает коллективизм, индивидуальный вид спорта – индивидуализм. Наверное, это называется инерцией мышления. Каждый из нас великолепно помнит пушкинское: «Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей». Декламируем эту строку и не подозреваем, что являемся жертвами той же инерции мышления. Слова «меньше» и «больше» – антиподы. Значит, чем меньше любим, тем (само собою разумеется) больше нравимся. А Александр Сергеевич писал: «Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей». Он сделал именно так не из желания запутать потомков, а потому, что написанное им точнейшим образом улавливает душевный склад представительниц слабого пола. Великий поэт любил точность и добивался ее каждой своей строфой.

Так вот, возвращаемся к коллективу и индивидууму. Пальма первенства принадлежит видам спорта «серединным», которые сочетают оба рода соревнований– и личное и командное. Понятность этого утверждения станет очевидной, если мы добавим, что любое содружество должно состоять из личностей. Когда спортсмен добивается на состязаниях личного рекорда и знает при этом, что от того, как он выступит, будет зависеть судьба команды, он как раз, формируя себя как личность, творит для товарищей. Такой атлет не имеет права хандрить, перекладывать свою ответственность на плечи товарищей. Боксер на ринге, штангист на помосте... Его срыв – «баранка» ему и ноль очков команде. В таких жестких условиях лучше всего воспитывается человек, уважительно относящийся к труду своих коллег и к своему собственному, всегда готовый прийти на помощь, приложив для этого максимум усилий.

Но, перебирая свои «нападки» на футбол, я нет-нет да и задумываюсь. А начали ли мы вообще с того боку? Какое в конце концов дело до бицепсов, спирометрии, если мы беззаветно любим зеленое поле стадиона и белый мяч в черных крапинках? Понимаете, беззаветно! Так что не приставайте со своими мерками. Это вам не медкомиссия для определения годности новобранцев. И даже неважно, за что мы к нему привязаны. Когда любишь человека, порою невозможно самому себе ответить: почему? Так и с футболом! К тому же мы не одиноки – футбол во всем мире самый популярный спорт. И не следует забывать, что он дает немалый доход – фактор сам по себе немаловажный. Не знаю, так ли стал бы мне возражать собеседник, реальный или выдуманный. Но то, что он прибегнул бы к больншнству этих аргументов, сомнений нет. «Футбол шагает по планете», позывные «трам-трам-трам-трам-тара-ра-рам» или похожие на наш блантеровский марш звучат в любом из уголков земного шара. И опять – в который раз! – мы принимаем желаемое за действительное.

На свете живет 3,5 миллиарда людей. Давайте посмотрим, кто из них и как относится к футболу. В Японии, Китае, Иране, Афганистане, Индокитае, Индии, Австралии никак не относятся. В США, Канаде, на Кубе такая же реакция. На Среднем Востоке и так и сяк. Остаются Европа, Южная Америка, Африка. Америка Южная в большинстве своем вотчина футбола, в Африке, не во всей, разумеется, он достаточно весом. В Европе популярен, но не везде. У скандинавов превалируют лыжи и коньки, в Испании и Португалии – не то спорт, не то аттракцион – коррида. В Турции – вольная борьба. Что ж! Остается от 3,5 миллиарда не так уж много. Быть может, футбол имеет тенденцию к расширению сферы влияния и в настоящий момент выглядит эдаким конкистадором от спорта? Раз уж мы задались попутно таким вопросом, то, не отметая его подчистую, оставим его выяснение до подходящего момента.

Ну, и, наконец, деньги. Но спрашивается, разве рентабельность – привилегия лишь кожаного мяча? А хоккей? Говорите, рыцари льда не собирают по сто тысяч зараз? Последнее скорее недостаток наших залов, чем неспособность хоккеистов делать кассовый сбор. И еще. Хоккей хоккеем. Но мы умели двадцать – тридцать лет назад делать аншлаги во время борцовских чемпионатов (сегодня нам это под силу лишь в определенных географических районах – на Кавказе преимущественно, в Средней Азии и некоторых местах Сибири).

Возьмем баскетбол, фигурное катание, трек, мотогонки по льду, плавание, лыжи. Наверняка мы где-нибудь найдем уголок, город, область, где во время этих состязаний бывает паломничество. Значит, дело не в «золотоносности» того или иного вида, а совершенно в ином: в традициях, соответствующей подготовке зрителя, рекламе, спортивных сооружениях, их уровне и прочем. Сделать популярным тот или иной вид спорта можно. Технически это выполнимая задача. Она не сложнее и не легче, чем, например, выточить на станке винт. Для этого необходимы определенная материальная база, профессионально подготовленные люди, технология. Хотя есть одно значительное противоречие – веяние времени. Его ритм, устремленность. Но как бы там ни было, решает все, вместе взятое, и если мы бросим взгляд на карту мира, то увидим калейдоскоп наиудивительнейших спортивных дисциплин, расцветающих цветом в той или иной его части. Горные лыжи в Тироле, дзюдо в Японии, теннис в Австралии и серфинг на Багамах, гонки оленьих упряжек на Крайнем Севере. Экзотика тут переплетается с современностью, современность протягивает руку дружбы извечному.

Но для того, чтобы поставить точку над «и», не попытаться ли нам выяснить, почему именно футбол стал лидером. Не помнится, чтобы где-нибудь у нас проводились подобные исследования. Поэтому основываюсь лишь на своих эмпирических попытках разобраться в этом вопросе. Первое, что бросается в глаза, когда присматриваешься к футболу, – его общедоступность. Взрослые дяденьки и мальчишки могут гонять мяч, когда им вздумается или когда для этого есть время. Второе – его нетребовательность. Вы можете играть в футбол на поляне, во дворе, в помещении, на площадке, используя баскетбольные стойки вместо ворот, мячом любых размеров и любого качества. В очень тяжелые времена его делали просто из треуха, набитого тряпками. Итак, дешевизна, доступность, повсеместность, простота. Несложность правил судейства, которые на первичном уровне могут изменяться как и сколько угодно. (Предвидя возгласы моих оппонентов, что вот это-то как раз и ставит футбол на первое из первых мест, спешу заметить, что они не являются привилегиями лишь кожаного мяча.)

Значит, вывод таков: если у вас ничего нет под рукой, – играйте в футбол. Предварительно мы поругивали его за то, что, мол, он силу не воспитывает, волю хотя и формирует, но хуже, чем другие виды спорта. Но тем не менее, худо ли, бедно, он их формирует, и посему футбол – спорт без скидок. Повторяю, когда нет ничего другого, то его надо брать безоговорочно. Так и делают страны, получившие или завоевавшие недавно свою независимость: оставленные у «разбитого корыта» империализмом, они вынуждены развивать тяжелую индустрию, легкую промышленность, освобождаться от однобокости в сельском хозяйстве, заниматься спортом. Каким? Бассейн с подогревом, ледяной дворец? Да нет же. В первую очередь прибегают к футболу. И тогда футбол выполняет роль моста в многоликую страну спорта. Посмотрите, чем в первую очередь озеленяются наши дворы? Тополем, тополем и еще раз тополем. Через пяток лет неказистый двор превращается в зеленую рощу. А для горожанина не может быть ничего музыкальнее перебора листьев и отраднее вида зелени. Потом подсаживаются акация, березы, рябины, кустарник всяческий, и тополь мало-помалу уступает место своей зеленой братве. Не всегда, правда. В нерадении своем мы как посадили тополь, так он у нас и растет-разрастается. Наступает весна, его клейкие листочки пахнут упоительно, смолисто и задорно. Проходит май, наступает июнь. Хозяйки начинают поругивать тополиный пух; снежная метель заполняет наши квартиры, оседает на ближайших кустарниках, траве, окутывая их белой паутиной, забивая, мешая дышать и развиваться.

Футбол мне напоминает тополь. Он единственное, на что можно опереться в самое трудное время, и тогда его приоритет оправдан. И он должен уступить свое место в последующем более ценным, более плодоносным «сортам деревьев». Короче говоря, мы должны знать, чего мы хотим от того или иного вида спорта, четко знать их место в общественной жизни.

Но, пожалуй, не перегибаю ли я палку? Прав ли я? Какие подводные течения угрожают незыблемости Его Величества Мяча? Первое и самое серьезное исходит от вещи, называемой очень приятно, хотя и длинно, – растущее благосостояние населения нашей страны. Люди стали жить обеспеченнее, у них появились два выходных дня в неделю. И они открыли для себя богатство спорта: водные лыжи, акваланг, фигурное катание, слалом, стрельба из лука, парусный спорт, альпинизм, плавание, туризм. Здесь происходит явление двоякого рода – «энергооснащенность» нашей спортивной базы растет довольно-таки приличными темпами. И расширение ее идет уже не за счет «огораживания воздуха» (так иногда отзываются о многотысячных трибунах, крепостным валом окружающих зеленое поле всего лишь для двадцати двух спортсменов), а строительства крытых манежей для легкой атлетики, дорожек с искусственным льдом для конькобежцев, «ледяных хором» для фигуристов, гребных клубов, бассейнов, подъемников для горнолыжников, гимнастических залов и т. д.

Второе: отправляясь в отпуск или за город в субботние или воскресные дни, вы и ваша семья теперь все чаще и чаще берете ракетки для бадминтона, байдарку, садитесь на велосипед, в моторную лодку. Так футбол попадает в тиски.

Кожаный мяч не отомрет. Его нельзя уничтожить, потому что он дает людям радость. Но он должен занять в нашей системе физического воспитания свое место.

Культуризм! Атлетическая гимнастика! Все мы, а точнее, мужская половина, начиная с того возраста, когда можно уже на кулачках выяснять отношения со своими однокашниками, и заканчивая тем, в котором разрешаешь себе появиться на пляже в сатиновых трусах, не подбирая живота, наверное, наслышаны о полемике, развернувшейся в последнее время на этом «фронте».

Культуризм – веяние Запада. Я с умыслом не поставил – «новое веяние». Потому как истоки всего следует искать за много веков до новой эры, а точнее, в Элладе.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены