Семь вопросов следствия

Борис Зернов| опубликовано в номере №1102, Апрель 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

Где?

Пожалуй, это самый простой вопрос — первый. Ответ на него начинается с обычного телефонного звонка...

— Дежурный по городу слушает!

Слушает, что-то записывает, еще раз переспрашивает, снова пишет и, наконец:

— Дежурная группа — на выезд!

В группу входят следователь, инспектор МУРа, судебно-медицинский эксперт и эксперт-криминалист. Он-то и тащит за собой тяжеленный чемодан, в котором все: от фотоаппаратов до набора дактилоскопических порошков. А в промежутке «от — до» — химикалии и слесарные инструменты, краски и химическая посуда, канцелярские хитрости и «Справочник криминалиста». Эксперт грузит свой чемодан в желто-синий милицейский автобусик, и тот вырывается на Петровку, тревожно мигая глазком, несется по осевой, обгоняя «Волги» и «Жигули», сигналит сиреной, тормозит у подъезда. Инспектор заглядывает в записку с адресом, полученную у дежурного, — где!

— Здесь...

И бегом по лестнице (хорошо, если лифт есть!), по одному — в дверь (квартиры, магазина, учреждения...), где уже ждут — только их. Они начинают действие, носящее будничное и скучное название: «осмотр места происшествия».

Детальный осмотр: медленно, слева направо (или наоборот), от двери к шкафу, от шкафа к столу, от стола к окну... Щелканье блица (вскрытый сейф, разбитое стекло, следы крови, труп...), изъятие вещественных доказательств (аккуратно: на них могут быть отпечатки пальцев преступника!), наконец, поиски следов — пальцев, ладони, обуви (на деревянных поверхностях, на разбитом стекле, на обоях, на бумаге...). Сколько займет осмотр! Может быть, два часа. Может быть, двое суток. Впрочем, все зависит от старательности эксперта, от его внимательности, от его опыта, от его аккуратности, последовательности, настойчивости.

Иногда это титанический труд, требующий от эксперта прежде всего терпения. Кража в коммунальной квартире: двадцать дверей, все взломаны, хотя деньги-то оказались только за одной. Но отпечатки пальцев могут быть на всех: где-то похуже, где-то получше, где-то всего один, где-то — вся пятерня. Тогда только от терпения эксперта зависел поиск преступника.

А в другой раз и терпение лопается... Кража в одном из институтов. Преступник работал в перчатках — следов нет. Самый тщательный поиск когда-нибудь тоже подходит к концу, а значит, к печальному выводу: «Отпечатки пальцев изъяты не были». И все-таки терпение награждено. Преступник — уже уходя! — снял перчатки... Всего один отпечаток, но этого оказалось достаточно. (Конечно, экспертиза располагает возможностями идентифицировать и отпечатки, оставленные перчатками, тканью, кожей, замшей...).

Итак, терпение — первое, что требуется от криминалиста, будь он трасологом или химиком, специалистом по дактилоскопии или биологом, мастером судебно-оперативной фотографии или почерковедом, исследователем документов. Однажды (как следует из графика дежурств) на сутки он должен забыть о своей специализации: дежурный эксперт-криминалист обязан знать и уметь все — найти и изъять вещественные доказательства (иной раз трудно даже определить: что же считать вещдоками?), любые, от взломанного замка до орудия убийства, от невидимых глазу отпечатков пальцев до пятен крови, от осколков фары автомашины, сбившей человека, до ее следов на асфальте или грунте.

 

Что?

Вот вопрос, который возвращает нас именно к специализации криминалистов. Научно-технический отдел Управления внутренних дел исполкома Моссовета включает в себя лаборатории: исследования документов, физико-химическую, биологическую, дактилоскопии, трасологии и судебно-оперативной фотографии. И в зависимости от того, ЧТО произошло, следователь определяет, ЧТО спросить у криминалиста. А «что спросить!» уже влечет за собой «у кого спросить!».

Совершено убийство. С места преступления изъяты взломанный английский замок и гильза от пистолета. Допустим, что это пока асе. Тогда вопросы: был ли замок взломан, и если да, то чем, и из какого (марка, калибр) пистолета был произведен выстрел! Предположим, у подозреваемого найден пистолет марки «ТТ». Тогда новый вопрос: стреляна ли гильза, найденная на месте преступления, из данного пистолета! Все эти вопросы — трасологам, баллистам.

На месте преступления найдено несколько волосков. Вопрос биологам: чьи это волосы — человека или животного!

Ревизия обнаружила хищение социалистической собственности. И почерковеды изучают ведомости, бухгалтерские книги, накладные, отвечая на вопросы: подделывались ли они, и если да, то кем из подозреваемых!

Не будем сейчас перечислять те вопросы, проблемы, которые приходится решать экспертам-криминалистам: об этом речь впереди. Тем более, что часто (а впрочем, почти всегда!) экспертизу по одному и тому же делу проводят все лаборатории НТО.

В самом деле, почерковеды не смогли бы работать без помощи фотографии, как, впрочем, и трасологи и специалисты по дактилоскопии. Физико-химическая лаборатория решает и самостоятельные задачи, но и сотрудничает, например, с исследователями документов, с трасологами. Но ответ на вопрос «что произошло!» решает и направленность экспертизы. И поддельный паспорт все же попадает именно в сектор исследования документов, как и пятна красителя на одежде убитого — в физико-химическую лабораторию.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Лермонтов

Из архива семейства Р.