Семь лет (1917 - 1924 г. г.)

Г Лозгачев| опубликовано в номере №5, Март 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

Анне Ильиничне, благодаря которой я узнал близко Ильича и мог написать эти строки.

Ленин - гигант, гений, а... Владимир Ильич - небольшого роста человек, веселый, смеющийся, ласковый, симпатичный...

Ленина знает весь мир, а Владимира Ильича - очень немногие. И я хочу познакомить поближе с ним, с его домашней жизнью, в которой я принимал некоторое участие, будучи приемным сыном сестры его Анны Ильиничны.

I. Ленинград в 1917 году

Итак, это было 4 - 5 апреля 1917 года.

Накануне вечером Анна Ильинична отправилась на Финляндский вокзал встречать Владимира Ильича. Он возвращался из Швейцарии, куда эмигрировал от царского правительства. Я остался дома: время было неспокойное, к тому же я был еще слишком молод, чтобы понять значение этого события (мне только исполнилось 11 лет). И, ложась спать, я думал о Владимире Ильиче, удивлялся, что по случаю его приезда соберутся тысячи народа его приветствовать.

До сих пор я знал Владимира Ильича только по рассказам Анны Ильиничны, по фотографиям, видел написанные им книги. Последнюю его фотографию мы получили из Швейцарии не очень давно, и на ней он веселый, смеющийся, с сузившимися от улыбки глазами, с лицом, дышащим приветливостью и лаской, - мне очень понравился.

А на другое утро я и самого Владимира Ильича увидал.

Я шел еще только умываться, а в коридоре против моей комнаты Владимир Ильич стоял уже умывшийся, и, пофыркивая, вытирал лицо и голову полотенцем. Лицо, такое же, как на карточке, только, конечно, не такое белое, те же обстриженные усы, небольшая бородка и смеющиеся сузившиеся щелки - глаза.

- Ну, здравствуй... здравствуй, - проговорил он, плохо произнося букву «р», и протягивая мне еще влажную руку. Я поздоровался, чувствуя некоторое смущение и недоумение. Сегодня ночью его торжественно встречали, а сейчас он - обыкновенный человек, небольшого роста, с очень большим лбом, здоровый, плотный, просто и весело пожимает мою руку.

Я сразу почувствовал к нему симпатию.

В этот же день я имел удовольствие первый раз в жизни бесплатно прокатиться на автомобиле, не помню куда, только за пишущей машиной. А Вл. Ильич в этом автомобиле уезжал каждый день в Смольный. Приезжал он оттуда веселый и для отдыха подолгу возился со мной. Я это не особенно любил - он тискал меня, как котенка, и щекотал шею. Поздороваешься с ним, а он захватит руку, потом всего заберет и начнет такие штуки проделывать, что от меня только писк слышен. Однажды я успел вырваться и отбежал от него за стол. Владимир Ильич, не долго думая, перегнулся через стол, который имел свойство перевертываться, когда на один конец его наваливались, и протянул руки, желая схватить меня. Я нырнул под стол, а Владимир Ильич так и скатился с графином, цветами и газетами вниз головой на пол. Поднявшись, мы оба с хохотом устанавливали все на свое место.

Очень скоро Вл. Ильичу пришлось скрыться - его хотели арестовать. Влад. Ильич уехал, как известно, в Финляндию. Я уезжал на два месяца в Саратов, к родным, и мне рассказывали потом, что в мое отсутствие происходило следующее:

Едва Влад. Ильич успел скрыться, как дом 1), в котором мы жили, оцепили солдаты и в нашей квартире был учинен контрразведкой грандиозный обыск. Ей был дан приказ найти и арестовать Ленина, и ревностные слуги Временного Правительства яростно принялись за работу. Где они только не искали Ильича? В шкафах, сундуках, корзинах, ящиках; один из делавших обыск заглянул и в чернильницу...

- Уж не думаете ли вы, что он и в чернильницу сможет влезть, - полушутя спросил его Марк Тимофеевич 2).

Тот отгрызнулся, но продолжал шарить по всем углам. В конце концов, они забрали с собой Марка Тимофеевича, должно быть, для дачи «необходимых сведений», и лишь на утро (дело происходило ночью) он вернулся домой.

Жильцы дома были очень возмущены таким «неблагоприятным» поведением беспокойных квартирантов из № 24, и требовали нашего выселения.

Мы переехали на другую квартиру, неподалеку от старой, на Малом проспекте, д. 25 б.

В скором времени и здесь навестила нас контр - разведка, должно быть, пронюхав, что Вл. Ильич бывает у нас. По общим догадкам, наводила их наша прислуга, но навела неудачно, приняв племянника Марка Тимофеевича2), пришедшего к нам в гости, за Ленина. Его чуть было не арестовали. Только просмотрев все документы гостя, сравнив его лицо с фотографией Ильича, имевшейся у них, они пошептались с прислугой и, наконец - ушли, не сделав даже и обыска.

На эту квартиру Вл... Ильич приходил при мне только один раз. Но на этот раз он уже не играл со мной, был серьезен и все разговаривали серьезно. Дело было после Октябрьской революции...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены