Секта кальянщиков из Минска

Александра Романова|12 Октября 2010, 16:31| опубликовано в номере №1752.1, Октябрь 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

По мне кальян напоминает мини-сауну. Да и сам табак не курится, а вроде как потеет. Я подумала, что, для того чтобы курить кальян, надо быть человеком не робкого десятка. Или совсем идиотом. Холодного белого дыма, который шел ко мне в легкие, было не меньше, чем от дым-машины на концерте Боно, и точно так же было неясно, зачем вообще этот дым нужен. Но я решила больше не спрашивать у кальянщиков о философии, потому что можно было нарваться на все, что угодно: на принцип не курить кальян с девственницами или на мечту о том, чтобы после смерти человека высушили и скурили. Поэтому я просто попросила научить меня пускать колечки. Следующие пятнадцать минут я пыталась резко кашлять буквой «О» и заставляла свое горло вибрировать, но у меня ничего не вышло. Специалисты по кольцам поминают некоего Роберта Вудса, который изобрел деревянный короб с задней резиновой стенкой и дырой на выходе. Вудс понял, что, если бить по резине, из дыры вылетает ровное колечко. Мне сказали, что я могу проделать то же самое со своей головой. Я еще раз вспомнила про Синюю Гусеницу и решила, что в другой жизни научусь выпускать изо рта разноцветные буквы. Угарный газ, видимо, попал мне в легкие, отчего в голове все смешалось. Я перестала понимать, как соединить в одно целое эту свадьбу, кальяны, Белоруссию и U2. Увидев молодого человека с трубкой кальяна, я решила спросить об этом у него. «Вот скажите мне, на кой ляд вы все это курите?». Он ответил: «Ты знаешь, я ногти грызу с годовалого возраста. А когда курю кальян, мне удается этого не делать».

  • В закладки
  • Вставить в блог

читайте также

Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2020-го года читайте о судьбе Дарьи Лейхтенберг-Романовской,  правнучки императора Николая I, оставшейся жить в России и принявшей советское гражданство, о тайнах, окутавших жизнь и смерть Александра Даниловича Меньшикова, об истории создания. портрета Эриха Рильке немецкой художницей Паулой Модерзон-Беккер, о «поэте бреда» как сам себя называл звезда Серебряного века Федор Сологуб, окончание остросюжетного романа Георгия Ланского «Право последней ночи»   и многое другое. 

Виджет Архива Смены

в этом номере

Краса Коряжмы

Евгений Крузенштерн – о корпоративных конкурсах

Острая музыка

Концерт для пилы и памятника Жукову

Черные заполонили Москву

Никита Аронов против столичных голубей