Самый первый день

Павел Воробьев| опубликовано в номере №1150, Апрель 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Поздно вечером 19 июня 1941 года я, выпускник Ленинградского военно-медицинского училища имени Щорса, приехал к месту своей первой службы – в приграничный литовский город Вирбалис. После Ленинграда он показался мне небольшим поселком. Узкие улицы, на которых редко появляются прохожие, одноэтажные домики, утопающие в зелени деревьев и цветов. Таким в моей памяти город Вирбалис сохранился и по настоящее время.

Настала суббота 21 июня – последняя мирная суббота в нашей стране. Этот день ничем не отличался от других. Я в санитарной части знакомился с медицинским оборудованием. Больных не было. Командиры с бойцами занимались боевой подготовкой.

Вернувшись вечером из клуба, я увидел, что около санчасти стоит наша санитарная автомашина. На нее санинструктор и санитары грузят перевязочные средства и медикаменты. Мне было приказано получить личное оружие – пистолет. Командир батальона велел всем командирам и бойцам отдыхать в эту ночь в обмундировании. Было ли это распоряжение вызвано предстоящими занятиями по боевой подготовке или же надвигавшимися событиями, я так никогда и не узнал.

Город постепенно успокаивался и погружался в сонную тишину. Понемногу замирала жизнь и в нашем батальоне. Я, устроившись в санчасти на диване, тоже заснул. Бодрствовали, как и положено в армии, только часовые и дневальные

Яркий блеск молнии ослепил мне глаза. Раздался страшный грохот грома. Земля под ногами затряслась. Я вскочил, спросонок не понимая, что же происходит. Здание санчасти шаталось и трещало. В комнату вбежал санитар со словами: «Товарищ военфельдшер, вставайте, немецкие самолеты перелетели границу».

Так для меня началась война. Появившийся командир батальона приказал старшему лейтенанту – командиру мотострелковой роты занять оборону на западной окраине города. Вместе с ротой отправился и я.

Мы бежим по пустынной улице. Жителей не видно. Город словно вымер. Иногда впереди или сзади нас рвутся снаряды. Вот и окраина. Рота рассыпается в огородах справа от шоссе и начинает окапываться. Вскоре появились два командира-пограничника. Они сообщили о движении по шоссе к городу немецких танков и пехоты.

Прошло не больше часа. Бойцы еще не успели окопаться. Со стороны границы послышался шум моторов, а затем показались и танки.

Бойцы затаились в неглубоких окопах. Вот, грохоча гусеницами, по шоссе прошли один, второй, третий... шестой танки. Стали приближаться автомашины. Уже можно различить лица солдат. Сидят спокойно, улыбаются, разговаривают между собой, смеются. Рукава мундиров закатаны по локоть. В руках автоматы.

До первой автомашины остается 100 метров. Дружно ударили пулеметы, затрещали автоматы, захлопали винтовки. Передняя автомашина, развернувшись поперек дороги, остановилась. Удачным попаданием мины в мотор выведена из строя вторая... Немцы повернули назад.

Было ясно, что враг появится снова. Пользуясь передышкой, мы стараемся поглубже зарыться в землю. Налетели самолеты врага. С диким завыванием, поливая землю огнем из пулеметов, они промчались над нами. Сделав три захода, самолеты скрылись. Потом в нашем расположении стали рваться снаряды. Появились первые раненые. Наскоро перевязав, оттащил их к стоявшему в 250 метрах сараю.

Занятый ранеными, я не обращал внимания на происходящее. Начавшаяся стрельба из пулеметов, винтовок, разрывы мин заставили меня отвлечься от работы и поднять голову. К окраине города приближалась цепь автоматчиков. Уперев приклады автоматов в живот и стреляя на ходу, они уверенно шли вперед. Укрывшимся в окопах бойцам их огонь не причинял вреда.

Дружные залпы наших пулеметов и автоматов заставили автоматчиков вначале залечь, а затем откатиться за пригорок.

Опять появились самолеты, открыла огонь вражеская артиллерия. В пылу боя быстро промелькнул день. Вечером к нам пришли политрук и мой друг лейтенант Волков. Нерадостные вести принесли они нам. Наши легкие танки выведены из строя. Командир батальона со штабом и частью бойцов отошел к станции Вилкавишкис.

18 дней мы воевали в окружении. В ночь на 10 июля под городом Каунасом я был контужен, на поле боя подобран немцами и в течение 1 месяца 20 дней находился в каунасском лагере военнопленных.

30 августа 1941 года вместе с другим пленным – Александром Шацковым мы бежали из лагеря. Ночами мы прошли через всю Литву и в октябре добрались до Мядельского района, Минской области. Здесь нами была создана партизанская группа из 7 человек, которая весною 1942 года в Борисовском и Бегомельсном районах встретилась с другой партизанской группой. Так был создан наш партизанский отряд.

В этом отряде до сентября 1942 года я исполнял обязанности начальника штаба, а затем до освобождения Белоруссии был командиром этого отряда, который с февраля 1943 года назывался отрядом имени Комсомола.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены