Самодельщики

Василий Захаренко| опубликовано в номере №1456, январь 1988
  • В закладки
  • Вставить в блог

Неистощимы на выдумки самодеятельные конструкторы! Когда видишь автомобили, построенные ими, поражаешься смелости замысла, оригинальности технических решений, интересному дизайну. Но тут же встает вопрос: почему отличные новинки, сделанные, кстати говоря, кустарным способом, в неприспособленных помещениях, не могут освоить наши заводы? Почему изобретения молодых «самодельщиков» не внедряются в промышленности? Может быть, они держат их под большим секретом? Нет никаких секретов! Просто, оказывается, никто не хочет признавать самодеятельных конструкторов...

Однажды к зданию редакций журнала «Техника — молодежи» подкатил странный экипаж, чем-то напоминавший перевернутую ванну. Передние колеса от инвалидной коляски, задние — от грузового автомобиля. В железном ящике без лобового стекла и крыши горделиво сидел седобородый старик.

— Глеб Мартынов, — представился он, — совершаю автомобильный пробег Алма-Ата — Мурманск.

Мы склоняемся над автомобилем странной конструкции. Все сделано руками автора, который, видимо, больше думал о технических достоинствах, чем о внешней отделке. Дизайна — никакого: железный ящик на четырех колесах. А вот двигатель необычный — 5-цилиндровый воздушного охлаждения. Сомнений быть не может: и двигатель самодельный.

Изобретатель открывает багажник, поясняет:

— Здесь у меня еще два запасных двигателя — трехцилиндровые...

А уже после своего пробега Глеб Мартынов письмом сообщил: «...первый мотор прошел 9 тысяч километров, второй — 5, а третий я даже не трогал. Моторы без всякого принудительного охлаждения работать могут (не менее пяти перевалов попалось в пути, и ни на одном моторы не перегревались). Этим летом я поеду в Ригу, но уже северной дорогой, через Челябинск».

Я начал свой рассказ с самодельщика лишь потому, что в судьбе Мартынова, как в капле воды, просматриваются страдания и радости огромной армии талантливых умельцев. Рано или поздно перед многими встает извечная проблема: внедрение изобретения.

Эта проблема особенно остра именно в области любительского автомобилестроения. В самом деле, самодеятельная постройка автомобилей в нашей стране началась не сегодня и не вчера. Сколько за это время мы узнали талантливых ребят, сколько было идей, оригинальных новинок!.. Позади годы, десятки лет, а идеи энтузиастов-самодельщиков, увы, по-прежнему не находят своего признания. Быть может, они не представляли и не представляют интереса, не имеют практической ценности? В том-то и дело, что самодельные модели зачастую не только не уступают промышленным легковым автомобилям, но и превосходят их. Вот только несколько примеров.

Александр Кулыгин назвал свой автомобиль необычно — «Панголина» (панголина — мелкий зверек, обитающий в Южной Америке). Автомобиль Кулыгина поражает не только своей формой. Дверей в привычном понимании нет: нажатие кнопки — и автоматически поднимается вся крыша с передним стеклом и боковинами. Нажатие еще одной кнопки — поднимается передний щиток, появляется доступ к приборам и двигателю. Фары выплывают из корпуса автомобиля тоже при нажатии кнопки. Удобные, анатомической формы кресла. Материал кузова — пластмасса. Диски колес самодельные, рассчитанные на спортивную резину. И так все не по заводскому стандарту, а по-своему, с выдумкой, по-кулыгински.

Когда главный инженер АвтоВАЗа увидел «Панголину», он обратился к ее создателю:

— Я предлагаю вам место конструктора на нашем заводе.

— Извините, я должен подумать, — отшутился Кулыгин. — Дело в том, что я уже получил аналогичное предложение еще от двух заводов.

А ведь Саша Кулыгин — двадцатипятилетний парень, без высшего образования. Он техник-электрик. Но человек, безусловно, талантливый.

Я вспомнил, как в 1986 году на Рижском взморье во время пробега многие обратили внимание на шестиколесную вездеходку Кулыгина. Автомобиль запросто поднимался на песчаные дюны, влезал по лестнице и разворачивался на «площадке, спускался на воду... На мокром песке автомобиль вращался на месте и делал плавные зигзаги в такт музыке, звучавшей из репродуктора. Вездеход был первым детищем Александра Кулыгина. Теперь вот «Панголина».

...Машина Д. Кудрячкова напоминает одновременно и катер, и автомобиль. Этот необыкновенный аппарат — земноводоход под названием «Тритон» — передвигается по асфальту со скоростью до ста километров в час и может почти мгновенно перейти на воду, глиссируя со скоростью свыше пятидесяти километров.

Это кажется почти непостижимым — ни одна амфибия в мире не обладает такими возможностями. «Тритон» Д. Кудрячкова безо всякой технической перестройки переходит с земли на воду и обратно.

Машину спроектировал и построил профессиональный музыкант, солист оркестра театра имени К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко. Кудрячков в свободное время вынашивал, а потом и решал технические задачи, реализовывал идеи, которые по плечу разве что высококвалифицированному бюро.

— Чтобы земноводоход скользил по воде, — рассказывает Кудрячков, — нужно было как-то полностью отделаться от колес, рессор, надо было создать абсолютно гладкое днище, необходимое для глиссирования. Я спроектировал колеса, которые при помощи рычагов поднимаются вверх под углом 90 градусов, и таким образом они, колеса, оказываются над водой выше ватерлинии, что и требуется при глиссировании.

Но как управлять ими на земле, в опущенном состоянии? Передние, связанные с рулем, должны поворачивать машину. Задние — ведущие, им необходим привод от двигателя. Надо подвести тормозное устройство ко всем четырем колесам...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Давайте посоветуемся

Комментарий заведующего Отделом пропаганды и агитации ЦК ВЛКСМ Владислава Фронина

Башня

Рассказ