Рожденные в огне

Иван Щедров| опубликовано в номере №947, Ноябрь 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

Специальный корреспондент «Правды» Иван Щедров первым, из советских людей побывал в освобожденных районах Южного Вьетнама, встречался с бойцами Фронта Национального освобождения Южного Вьетнама, жил в партизанских отрядах.

За репортажи из ДРВ и Южного Вьетнама Ивану Щедрову была присуждена Союзом журналистов СССР премия имени Воровского за 1965 год. В предлагаемом читателю очерке рассказывается о жизни и боевых делах отважных комсомольцев Южного Вьетнама.

У худенького, среднего роста паренька оказалась очень поэтичная для жарких тропиков подпольная кличка «Тхань Фонг» — «Прохладный вечер».

— Биография моя совсем короткая, — говорит он. — Родился и вырос здесь, в Сайгоне. Отец — преподаватель, мать — домохозяйка. Учусь на одном из последних курсов Сайгонского университета. Комсомолец. Вот, пожалуй, о себе и все.

Но это было лишь начало рассказа. Тхань Фонг — один из руководителей нелегальной революционной организации Союза студентов за освобождение Южного Вьетнама. Он активный участник и организатор многих уличных боев, один из тех героев, которые ведут героическую борьбу на улицах двухмиллионного города.

В Сайгоне около двадцати тысяч студентов и свыше ста пятидесяти тысяч учащихся. Тхань Фонг взволнованно рассказывает о тяжелой жизни своих товарищей. Для того, чтобы получить образование, около половины из них должны прирабатывать продажей газет, работая официантами в ресторанах и даже рикшами. Но не всем это удается.

— Я лучше, — говорит он, — приведу официальные цифры. В 1961 году на первый курс физико-математического факультета поступили 476 студентов. на второй курс перешли 130. Тех, кто требует демократизации образования, введения в вузах преподавания на вьетнамском языке, ждет тюрьма, расстрелы...

Вы, конечно, слышали о расправе сайгонской охранки над преподавателем Ле Куанг Винем и группой студентов? — спрашивает он.

Я рассказываю Тхань Фонгу о том, что в сентябре прошлого года «Правда» в корреспонденции «Непокоренные» рассказала о мужественном поведении Ле Куанг Виня и его товарищей перед лицом военного трибунала.

— Недавно, — говорит Тхань Фонг после минутного молчания, — один из наших товарищей, вырвавшийся с каторги на острове Пуло-Кондор, рассказал нам, что видел Ле Куанг Виня закованного в кандалы, но не сдавшегося. Ле Хонг Ты, — продолжает он, понизив голос, — убит. И таких примеров сотни, тысячи...

В начале этого года во время массовой антиправительственной демонстрации полиция убила 16-летнего ученика одной из столичных школ — Ле Ван Нгока. В ответ на это мы организовали похороны, которые вылились в демонстрацию протеста. И вот против похоронной процессии были брошены войска, завязалась неравная схватка. В нас начали бросать бомбы со слезоточивым газом, загремели выстрелы. В ответ полетели заранее припасенные на всякий случаи в ученических сумках намни, булыжники, палки.

Тхань Фонг молчит, словно что-то припоминая, а потом разговор заходит о роли молодежи в движении, о влиянии революционных организаций среди учащейся молодежи.

— Ты знаешь, — говорит он, — западные журналисты, рассказывая о молодежном движении в Сайгоне, изображают студентов и учащихся как борцов против одной продажной клики в защиту другой. Но это не так. Мы боремся против американских интервентов и продажного проамериканского режима, за подлинно представительную власть, за программу, выдвинутую Национальным Фронтом освобождения Южного Вьетнама. И мы не маленькая террористическая группа, а подлинно массовая революционная организация. В большинстве школ, среди студентов, почти на каждом факультете мы сумели наладить регулярный выпуск революционных газет.

Для нас, — говорит он, — Советский Союз — это Октябрьская революция, это Ленин, это героическая Отечественная война, это ваши космонавты. В Сайгоне мы чутко через наушники транзисторов прислушиваемся к голосу всего мира. Очень были взволнованы выступлениями товарищей Брежнева, Косыгина и других советских руководителей в поддержку нашей борьбы, с волнением слушали слова о готовности советской молодежи прийти к нам на помощь в трудную минуту. Это голос друзей. Мы знаем советских людей. — И добавил: — Па-вел Кор-ча-гин (это имя он произносит по слогам). И героев «Молодой гвардии» знает и очень любит наша молодежь, подпольщики Сайгона. Им тоже было трудно, но они не боялись смерти и были мужественными до конца.

Темной летней ночью, сквозь тропический ливень, когда в нескольких шагах не видно человека, пожав на прощание руку, ушел Тхань Фонг, бережно укрыв на груди подарок — значок с силуэтом Юрия Гагарина.

В Южном Вьетнаме действует несколько молодежных патриотических организаций, объединенных в Ассоциацию молодежи за освобождение Южного Вьетнама. В нее входят Союз народно-революционной молодежи (южновьетнамский комсомол), Союз учащихся за освобождение Южного Вьетнама, Союз студентов за освобождение Южного Вьетнама и пионерская организация (действует только в освобожденных районах). Свыше ста тысяч молодых людей сражается сегодня под знаменами этой боевой организации.

Много это или мало? Руководители молодежных организаций отвечали мне так: это, конечно, немало. Но это и не очень много. Есть большие резервы. В Южном Вьетнаме около 5 миллионов молодых людей, в том числе свыше 100 тысяч рабочих, около 30 тысяч студентов, сельская молодежь. Патриотическая молодежь богата боевыми и революционными традициями. Первыми организациями, предшественниками коммунистической партии в стране, в 20-х годах были молодежные коммунистические союзы. В отличие от ряда других патриотических организаций молодежные не прекращали нелегальной борьбы и после 1954 года, хотя название приходилось менять не раз.

В сельские пригороды Сайгона для встречи со мной из оккупированного города пришли руководители сайгонского молодежного подполья. Председателем сайгонского комитета Союза студентов за освобождение Южного Вьетнама оказался высокий, атлетического сложения парень. Охранка знает его под именем Лы Шань Лок. На вид ему не больше двадцати пяти. В 1961 году пришлось уйти из университета и сменить имя. В начале 1962 года Лы Шань Лок был избран вожаком сайгонского революционного студенчества. Он рассказал, что на всех факультетах сайгонских вузов действуют нелегальные организации, которые занимаются пропагандой, принимают активное участие в бурных политических выступлениях. Об остальном писать еще не настало время. На прощание он подарил несколько изданных подпольно студенческих журналов. Они были пробиты пулями. Связные, выбиравшиеся вчера из города, попали в засаду. Лишь после ожесточенной перестрелки им удалось уйти.

Товарищ Хау (Второй), один из руководителей сайгонской Ассоциации учащихся за освобождение Южного Вьетнама, худенький, небольшого роста молодой человек, до сих пор имеет легальное настоящее имя и продолжает учебу. Хау и рассказал мне, как однажды сайгонские подпольщики, записав по передаче московского радио на вьетнамском языке выступление одной из московских студенток в поддержку борющегося Южного Вьетнама, затем распространяли его по городу.

Неоднократно встречался я и с комсомольцами Сайгона, бойцами диверсионных групп, действующих в логове врага. Больше всего меня в них поражала уверенность в победе, неистощимый юношеский энтузиазм, изобретательность, смекалка. Национального героя подпольщика Нгуен Ван Чоя воспитала сайгонская комсомольская организация.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены