Рожденная из пены

Ирина Опимах|4 Октября 2018, 12:24
  • В закладки
  • Вставить в блог

Никто, ничто ей не грозит  бедой.

В ней кротость величавая царицы

Но гром затихнет, вскинь она ресницы.

В мастерской Боттичелли рождался настоящий гимн Красоте и Любви.  

Подарок Лоренцо Великолепного очень понравился молодоженам. «Весна» украшала спальню Лоренцо ди Пьерфранческо Медичи и его молодой супруги Семирамиды на их вилле  Кастелло, и им захотелось, чтобы и на другой стене, напротив, висела еще одна картина мастера. Причем на этот раз героиня должны быть обнаженной. Поначалу такая просьба слегка озадачила Боттичелли. Требовалось найти натурщицу, а на такое в те времена мало кто из флорентинок согласился бы – даже проститутки, которых в городе было немало, опасались проблем с Церковью. Вообще-то у художников в таких случаях был выход – им позировали жены или любовницы, но у Боттичелли никогда не было ни жены, ни возлюбленной. (Некоторые историки искусства полагают, что он был влюблен в Симонетту, и оставался верен ей до конца своих дней.)

Однако задача его явно увлекла. Когда-то Апеллес, великий древнегреческий художник, написал фреску, на которой изобразил рождение Венеры. (Фреска эта не дожила до наших дней, но считается, что в Помпеях   сохранилась ее копия.) И, конечно же, Венерой Боттичелли, античной богиней Любви и Красоты, будет опять она, Симонетта.

Боттичелли согласился написать эту картину для Пьерфранческо. У него было только два условия  -  он хотел работать на вилле Кастелло один, без своих подмастерьев,  и писать не на дереве, а на холсте. Этот способ, писать красками на холсте, совсем недавно завезли в Тоскану бургундские художники. Боттичелли, полагая, что холст  - материал менее долговечный, чем дерево, выбрал его сознательно – он не хотел, чтобы его довольно сомнительный живописный сюжет сохранялся многие годы...

В этой картине много символики и знаков, понятных современникам художника. Согласно античному мифу, первый правитель мира, бог неба Уран был оскоплен собственным сыном Кроносом. Капли крови Урана упали в море и образовали пену, из которой и родилась Венера. В центре полотна  в раковине (раскрытая раковина в эпоху Возрождения была символом женственности и трактовалась как образ женского лона) стоит Венера. Богиня только что родилась из пены морской. Зефир своим дыханием направляет раковину с богиней к Кипру, где она ступила на землю. Неоплатоники отождествляли Зефир с Эросом — богом любви. Флора, богиня цветов, нежно обнимает своего супруга Зефира. Их объятие воплощает единство духа и материи. На берегу Венеру встречает ора Талло, (Цветущая) - одна из четырех ор, дочерей Зевса и Фемиды. Оры отвечали за порядок в природе и покровительствовали разным временам года. Талло «следила» за весной и потому считалась богиней Весны и спутницей Венеры. Она держит в руках роскошное пурпурное покрывало, символизирующее рождение. На нем маргаритки, символы невинности и скромности.  Платье оры украшают васильки, символ верности Венере, Красоте. Главная фигура во всей композиции  - Венера. Она, по сути, еще совсем девочка, но в теле ее уже явно видна чувственность и победительная женственность. Да, она небожительница, но она и вполне земная. Впереди у нее вся жизнь, и сколько же ей, той, что рождена из пены морской, еще предстоит пережить. И счастье, и горе, и разочарования – все, что есть в жизни каждого смертного.

Создавая свою Венеру, Боттичелли наверняка вспоминал чудесные строки своего любимого Полициано: «Воплощенным желанием и жарким весельем/ Встала Дева из пены, с лицом неземной красоты/ Сладострастный Зефир твое судно на отмель пригонит/ Отзовутся восторгом, увидев тебя, Небеса» («Стансы о турнире»).

Картина была закончена летом 1485 года. По размеру она оказалась примерно такой же, как и «Весна», - 172.5х 278.5 см. Пьерфранческо был счастлив – Боттичелли превзошел себя, картина получилась великолепная. Краски на ней пели, и сама Венера была очаровательна, от нее трудно было отвести взгляд. Заказчик был готов заплатить любые деньги, которые бы художник ни запросил, но Боттичелли не воспользовался его восторгом и взял с него столько, сколько обычно брал за своих мадонн, и не более того. В глубине души он считал, что слишком увлекся изображением нагой богини, и оно, это его творение, неизбежно теперь будет смущать души истинных католиков. «Не волнуйся, картину увидят только мои самые близкие люди, -  успокаивал его Пьерфранческо, -  только те, кого я смогу впустить в свою спальню». Но в спальню племянника Лоренцо Медичи «Венера» не попала – бывшая поклонница Боттичелли синьора Семирамида  потребовала сослать полотно в дальние покои дворца. Это же сплошное неприличие, возмущалась она, распутство и порок, такое никому нельзя видеть, а потому ее мужу пришлось ходить тайком на свидания с картиной. 

В 1492 году умер в страшных мучениях Лоренцо Медичи. Флоренция, утратив мудрого и просвещенного правителя, попала под власть неистового доминиканца Савонаролы. В проповедях монаха было столько страсти, столько исступленной веры! Этот сорокалетний  уроженец Феррары, ставший настоятелем монастыря Сан Марко, в своих проповедях обличал лживых, продажных пап  в лице Александра VI Борджа, известного своими пороками,  папских приспешников, да и всю мирскую власть, погрязшую во грехе и забывшую Бога в погоне за роскошью и земными благами. Не нравилась ему и флорентийская Синьория, не отстаивавшая, как он полагал, интересы народа должным образом. А во всех бедах города были виноваты, конечно же, Медичи и их друзья. Теперь на улицах вместо праздничных шествий можно было видеть процессии «плакс», оплакивавших Флоренцию, погрязшую во грехе и обреченную на гибель.  На какое-то время и Боттичелли, вслед за своим младшим братом Симоне, поверил страстным обличениям Савонаролы и завороженно смотрел, как доминиканцы безжалостно жгли  книги, картины, написанные на античные, языческие, сюжеты, музыкальные инструменты, предметы роскоши – символы «суеты сует», порождения дьявольского начала.

Полыхал такой костер -  на центральной пощади! -  и в феврале 1497 года. Раньше в те дни в городе проходил веселый, разноцветный карнавал, и если флорентийцы что-то и сжигали, то это были старые, ненужные вещи. А теперь горожане бросали в пламя то, что им раньше было дорого, что украшало их не всегда карнавальную жизнь… Шел к костру и Боттичелли, он нес несколько картин, написанных им на мифологические, а значит, языческие, порочные, сюжеты. Но «Рождение Венеры» в огонь не попало! Эта картина, вместе с «Весной», осталась на вилле Кастелло. Хозяева к тому времени ее покинули, дом заперли. Конечно же, Боттичелли помнил эти свои творения, помнил их сюжеты, помнил свою нагую Венеру, но он не пошел за картинами и не рассказал о них безумным приспешникам Савонаролы, которых, конечно же, в порыве безумного благочестия не остановили бы никакие замки и запоры. Наверное, художник все-таки понимал, что создал шедевры, и не смог отправить их в огонь, предать себя, свое искусство, все, чему он посвятил свою жизнь.

И все же с тех пор Боттичелли создавал картины только на евангельские сюжеты, отныне языческим богиням на его полотнах места не было. К сожалению, вместе с античными красавицами из его картин ушли поэзия, музыкальность, все, что раньше отличало его картины от других, созданных множеством замечательных художников, его современников.

Казалось, Савонарола всегда будет править во Флоренции, и она никогда не освободится от его удушающих объятий. Однако вскоре Ватикан отлучил Савонаролу от Церкви, и Флоренция, в страхе, что сия участь постигнет и весь город, отступилась от неистового доминиканца. Он был арестован и приговорен к казни. 23 мая 1498 года бывший настоятель Сан Марко сгорел в пламени костра на площади Синьории. Огромная толпа наблюдала его казнь, и люди еще не знали, скорбеть им или ликовать.

Был растерян и Боттичелли – Савонарола своими пылкими речами, несомненно, увлек художника, воспитанного в гуманистических традициях, господствовавших при дворе Медичи. Ведь так сложно примирить идеи ценности человеческой личности, науки, просвещения, поэзии  с аскетизмом, отказом от красоты, любви, счастья, с проповедью всепоглощающего служения Богу, со всем тем, к чему призывал Савонарола.  Боттичелли трудно было найти новые ориентиры, новый смысл жизни, еще труднее было снова взять в руки кисть. Но без работы он не мог, а потому кисть его рождала новые картины, правда, прежнего Сандро в них уже не было.

Последние десять лет своей жизни Боттичелли тяжко болел. Он жил в доме своих братьев, пребывая в полном забвении – во Флоренции теперь у всех на устах были Микеланджело, Леонардо и молодой Рафаэль. Старому Сандро уже ничего не хотелось, ему даже не хотелось вновь увидеть свою Симонетту, когда-то запечатленную им в образе прекрасной Венеры. На виллу Кастелло вернулись хозяева, но он так и не пришел посмотреть на свои полотна, на образ той, что всегда жила в его душе.

Великий итальянский художник Сандро Боттичелли умер в 1510 году, оставив потомкам множество работ, удивительных по красоте и совершенству исполнения.  В «Книге мертвых» цеха врачей и аптекарей есть запись: «Сандро Боттичелли скончался 17 мая 1510 года, похоронен во Флоренции, на кладбище церкви Всех святых».

«Рождение Венеры», как и «Весна», долгие годы, практически забытые, хранились на вилле Медичи в Кастелло. Однако в 1761 году о них вспомнили, и картины перевезли в Уффицы – в те годы в галерею собирали самые ценные картины из собраний членов семейства Медичи. (В 1789 году Уффицы открыли для широкой публики – «чтобы достойные люди могли заполнять часы досуга».)

 Глядя сегодня на «Рождение Венеры», трудно представить, что когда-то современники Боттичелли сочли картину неприличной и порочной, а сам он был готов ее уничтожить. К счастью, она сохранилась до наших дней. И это, и она сама – настоящее чудо. Чудом считал «Рождение Венеры» и выдающийся русский искусствовед Павел Муратов: «Гениальные создания искусства всегда кажутся чудом,  - писал он,  - и процесс их создания всегда остается тайной. К «Рождению Венеры» нет, в сущности, другого подхода, кроме безусловного поклонения».

 

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте  о легендарном краснодарском враче Григории Артемовиче Пенжоняне, о тайнах и загадках «усадьбы-призрака», беседу с балериной Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Наталией Клейменовой, о жизни писателя, поэта, философа, критика Бориса Николаевича Бугаева, известного под именем Андрей Белый и о многом другом.  



Виджет Архива Смены

в этой теме

Плач на огненном коне

Эта картина - одно из самых известных полотен Третьяковской галереи. А ведь в России ее не видели почти сорок лет – с 1914 по 1950 год!

Загадочные «Послы»

Одно из лучших творений великого немецкого художника Ганса Гольбейна

Антверпенская красавица

Муза Пауля Рубенса

в этой рубрике

Константин Кинчев: «Я — не великий!»

Легенда рок-сцены — о правде, «самости» и «гитаре-кормилице»

Паоло Джордано

Физик по образованию, писатель по призванию

Эндрю Ричардсон

«Стиль - это мусор, это то, чем не стоит захламлять голову и гардероб»