Река спокойствия

  • В закладки
  • Вставить в блог

Водное путешествие по Москве

Фото: Кирилл Лагутко

Водную экскурсию надо прописывать людям меланхолического склада. Нервный человек весь изведется, глядя на родные берега. А вот спокойные, задумчивые люди, вроде корреспондента «Смены», вполне могут найти в своем рабочем графике восемь часов, чтобы совершить увлекательное 44-километровое путешествие по столице.

Это мы, сухопутные крысы, меряем свой город улицами и станциями метро. Для тех, кто живет на реке, Москва — это мосты. Многие из речников, уроженцы Волги, путаются в районах, округах и даже набережных столицы, но названия мостов знают лучше, чем коренные москвичи. Переняв добрую речную традицию, я тоже решил по мере сил отмерять свой путь мостами.

11.40. Южный порт. На синем небе редкие белые облачка, день обещает быть жарким. Уже на подходе к порту вижу, как загорают у воды спортивные пенсионеры в семейных трусах. В течение дня еще не раз увижу эти же худые ноги и втянутые животы: в Нагатинской пойме и у берегов Нескучного сада, на Воробьевых горах, в Филях, на Шелепихе и в Серебряном Бору.

У пристани меня ждет маленький буксир-толкач «Речной-25». На буксире за главного сегодня Роман. Ему около сорока, он худой, небритый, в оранжевой футболке и спортивных штанах. В советское время всем речникам полагалась форма, и они ею очень гордились. А сейчас мундиров не выдают, вот и одевается экипаж кто во что горазд. Рома из старой речной семьи — еще прадед его водил по Волге колесные пароходы. А дед даже дослужился до портового начальника.

Рома показывает мне корабль. Судовой повар Галина Александровна угощает горячими оладьями. Паек речникам выдают не продуктами, а деньгами, поэтому есть возможность готовить вкусно.

Буксир наш не первой молодости, 67 го года выпуска, с пришпиленным к надстройке советским гербом. Не новый, конечно, зато команда успела здорово его обжить. На кухне есть купленный вскладчину фильтр для очистки воды, рядом со штатной душевой оборудована обшитая деревом сауна. На шлюпочной палубе удобные кресла. На одной из шлюпбалок висит водный велосипед, помеченный как служебное плавсредство. Есть и сухопутный велосипед «Аист» и капитанский мотороллер. Роман сказал, что это очень помогает добираться до ближайшего магазина.

Между прочим, мощность буксира — 450 лошадиных сил, как у Audi S8. И водонепроницаемые переборки, как у океанского лайнера.

14.45. Отдаем швартовы. Швартуемся к огромной барже из под песка. Цель плавания — отогнать ее в Кимры.

В 15.05 выходим вверх по Москве-реке. Алексей сообщает важнейшее правило безопасности: при прохождении мостов, особенно в центре города, все должны находиться в помещении. Москвичи, сказал он, обожают плеваться и бросать на корабли всякую гадость. На «Речной», например, однажды упала с моста пенсионерская сумка на колесиках. Среди речников ходит страшная история о металлическом ломе, который прошил крышу рубки и просвистел перед самым носом у капитана.

По правому борту проплывает парк «Нагатинская пойма», деревья здесь спускаются к самой воде, какой то пенсионер уже пристроился с удочкой. Конечно, есть эту рыбу нельзя даже кошке, так что рыбалка носит сугубо спортивный характер. Самому парку недолго осталось — в скором времени его место должен занять небоскреб в форме стеклянной елки под названием «Хрустальный остров». По правому борту — Южный речной вокзал, тут же скопление круизных теплоходов и прогулочных судов. Речники указывают на достопримечательности: вот банкетный зал, перестроенный из старой баржи, а вон бывший плавмагазин, теперь — прибрежный ресторан.

Это наш буксир и его сегодняшний капитан по имени Роман

15.30. Нагатинский мост. По правому борту — кусок старого русла Москвы-реки. Стоянка здесь дешевая, поэтому тут ночуют и зимуют чуть ли не все московские речные трамвайчики. Один из них как раз разворачивается, чтобы идти в рейс.

Справа начинается огромный, полумертвый, со следами запустения ЗИЛ. Слева — живой причал с работающим краном. Тут разгружают песок и щебенку для завода Мосинжбетон.

15.48. Даниловский (он же Кожуховский) мост Кольцевой железной дороги. ЗИЛ все не кончается. Зато начинается сложный извилистый участок с постоянными мелководьями. Лицо Ромы становится напряженно-сосредоточенным. Поднимается ветер, и высоко торчащую над водой пустую баржу начинает сносить влево.

Ровно в 16 часов 4 минуты мы садимся на мель. Помощник Романа по имени Алексей полон оптимизма.

— Ща дернем и вытащим, — бросает он и прыгает на баржу снимать швартовы. — Тем и хорош толкач, что сам себя с мели может снять. Главное, винт не повредить.

Наш «Речной» сам слезает действительно довольно быстро, а вот снять с мели баржу — задача не из легких. Мы подходим к ней перпендикулярно правому борту, тянем на себя, снова впрягаемся сзади. Но баржу опять сдувает влево. Наконец, ветер ненадолго стихает, и нам удается продолжить путь. Борьба со стихией заняла полчаса.

Справа на пустой набережной среди деревьев прячется от жары целый наряд милиции. Пользуясь тем, что видно их только с реки, сотрудники органов правопорядка отлынивают от работы и подставляют солнцу обтянутые форменными гимнастерками спины. За полузаброшенной нефтебазой гудят колокола Симонова монастыря.

17.08. Новоспасский мост. С камбуза тянет чем то очень вкусным — Галина Александровна старается приготовить ужин к шести часам, когда меняются вахты, чтобы все могли спокойно поесть.

17.23. Большой Устьинский мост. Движение на реке становится напряженным — плотными косяками идут вниз по течению речные трамвайчики, а мы поднимаемся вверх и, по речным правилам, обязаны уступать им дорогу. Тут еще и ветер снова дует в бок, да и мосты в центре с узкими пролетами — не разъедешься. Раньше было такое правило: между Южным и Западным портами управлять кораблем должен сам капитан либо, в крайнем случае, первый штурман. «Очень тяжелое плавание», — признается механик Геннадий Иванович.

Невысокий Иваныч отоспался в своей каюте и готовится сменить Рому на вахте. Механик на «Речном» старше всех — с 76 го года ходит по реке. Пожалуй, он больше всех жалеет об отмене формы. Вот и сейчас вынужден стоять на палубе в армейской кепке, полосатой футболке и камуфляжных штанах. Стиль одежды — отголосок главного хобби Иваныча — охоты. Времени поохотиться хватает, ведь навигация на Москве-реке всего полгода. В остальное время речники зарплаты не получают и крутятся как могут. Кто то таксует, а Иваныч — механик, да еще и автомобили чинит.

17.30. Большой Москворецкий мост. Начинаются обычные московские достопримечательности. Из нестандартного, заметного только с реки — два отдельных устья реки Неглинной. Оказывается, большая ее часть течет уже не по старой трубе под Александровским садом, а по новому коллектору, и впадает в Москву-реку на 900 метров ниже по течению.

  • В закладки
  • Вставить в блог

читайте также

Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

комментарии

Маришка , 04.07.2010 11:23

Спасибо,с удовольствием прочитала)

В 12-м номере читайте о загадочной личности царя Бориса Годунова, о народной любимице актрисе Марине Голуб, о создании Врубелем одного из портретов, об истории усадьбы Медведково, новый детектив Александра Аннина «Жестокий пасьянс» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этой теме

Подводный самолет

Открыт новый вид транспорта

Гроб на колесах

Новозеландец построил первый в мире мотоцикл-катафалк

Велосипедный дьявол

По Европе покатится велосипед памяти Майкла Джексона

в этом номере

Две смены

Мы разыскали свою бывшую аудиторию, а именно — рабочую молодежь

Гениалиссимус

У Суворова был талант — допекать начальство. Когда он считал приказы сверху глупыми, пренебрегал ими и доводил начатое до конца

Старое такси

Жизнь выдающегося транспорта