Разговор в лесу

В Шкловский| опубликовано в номере №387-388, Июль 1943
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ о самом главном

Вот бьют часы, выходит Иван Петрович, садится, закидывает голову с сухими седыми волосами, кладёт на стол крепкие старческие кулаки, и я сквозь круглые манжеты вижу его сухие и сильные ещё руки.

Кончился бой часов.

- Господа, - сказал Павлов. - Сын мой умер. Он умер от рака. Мой дед в Рязани тоже умер от рака. Есть основание думать, что предрасположение к этому заболеванию передаётся по наследству.

Говорит Иван Петрович, и голос у него с отзвуком, не так, как обыкновенно он говорит. Трудно ему. И вдруг он сердится и так продолжает, глядя прямо на немца, который смотрит на Ивана Петровича с любезным сожалением.

- Милостивые государи мои, - сказал Павлов, - у наших соседей - немцев - существует сейчас теория о том, что можно бороться с болезнями, лишая права иметь детей тех, кто больны. Так вот, милостивые государи мои, в старину предполагали, что средства дорогие и средства отвратительные особенно помогают от болезни. Предполагают бороться таким способом с сифилисом, с эпилепсией, так думают прервать даже жизнь рас, которые авторам системы не нравятся. Но теория эта не учитывает сложности жизни. Человек - это не породистая собака, у которой все рефлексы подчинены одному. Стоимость человека, дорогие коллеги, трудно подсчитать. Я, не будучи сам больным, передал предрасположение к ужасной болезни от деда к сыну, и вот, по теории соседей наших, по немецкой теории, я не должен был родиться.

Тут Иван Петрович встал, улыбнулся тихонько и продолжал:

- Дорогие коллеги, я никогда не повторял ничьих слов, и меня слушали. Будем считать доказанным, что я имел право родиться. И народ мой такой, что без него миру не прожить.

Сел Иван Петрович:

- Оставим звериные способы изменять жизнь. Ведь мы видим, что эта теория ложная, что она неправильно отсеивает, неправильно отбирает. Поэтому должна быть иная наука. Её создавали Сеченов, Мечников. Мы кое - что сделали и здесь и па Песочной улице, в Ленинграде. Смелость имею сказать, что русская наука, в которой свободное участие принимают и другие народы, создаёт теорию истинную. Надо работать для того, чтобы окончательно объединить человечество на рациональных основаниях и сделать его счастливым. Иван Петрович помолчал и сказал тихонько: - Счастье! Если не моё, так других счастье. Мой сын умер, но завтрашнее заседание состоится, как обыкновенно.

А мы сидели, товарищи, и слушали так, как слушают командующего фронтом, и мы чувствовали, товарищи, что мы едем в вагонах, прицепленных к этому сильному, вперёд смотрящему человеку - паровозу.

Слышно было, как недалеко бомбят дорогу.

Профессор встал, легкой походкой, небрежно ступая по осенней траве, подошёл он к своей лошади и одним движением оказался в седле.

- Профессор, дорогу бомбят, - сказала молодая докторша.

- Я поеду сторонкой, - ответил профессор.

- Так не забывайте, друзья мои: отчётливость, создание навыков и кругозор. Надо все видеть, раскинуть крылья, и наука поддержит вас, как воздух поддерживает крыло.

Он тронул коня и быстро уехал. Сидел в седле он прямо, молодо, гордясь уменьем.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте о мрачном предании, связанном с первой женой Павла I, о «королях отечественного детектива» братьях Вайнерах, интервью с выдающимся современным режиссером Владимиром Хотиненко, материал, посвященный 85-летию Альберта Анатольевича Лиханова, новый детектив Андрея Дышева «Час волка» и многое другое

Виджет Архива Смены