Рай без памяти

  • В закладки
  • Вставить в блог

Фантастический роман. Окончание. Начало см. №№ 11 — 16.

Мгновенно обернувшись, я тут же узнал говорившего. Он стоял в тусклой полоске света, сбрасываемого с камина трехсвечником. Борис Аркадьевич Зернов собственной персоной, как всегда на Земле, в светлом костюме — он не любил темных тонов — и все-таки не наш. Отсутствие бородки и небритой щетины на щеках не многим отличало вошедшего от сидевшего за столом его отражения.

— Вы понимаете, почему я настаивал на вашей бородке? — шепнул своему писарю Томпсон.

— Я давно это знаю.

— Тем лучше, — вмешался Зернов-двойник, — значит, визитных карточек не потребуется.

— Откуда вы узнали о нашей встрече? — насторожился Фляш и мигнул Мартину.

Тот незаметно отошел к двери.

— Я и сейчас не знаю о вашей встрече, — ответил вошедший, — я знаю только то, что мой земной аналог находится в отеле «Омон».

— . Когда ты узнал об этом? — спросил наш Зернов.

— Когда застрелился Этьен. Должно быть, его выстрел и «разбудил» меня как приказ проснуться. Только проснулся я, уже зная все, что он знает. — Он кивнул своему «отражению».

— Почему ты стал кибернетиком?

— Сейчас легко ответить, а спроси ты меня раньше, когда я в первый день Начала пришел в Би-центр, как в наш институт, как будто ничего другого никогда не знал и не видел, я бы глазами хлопал. Вероятно, спросил бы в ответ: «Почему стал? Я всегда был».

— А почему ты работаешь с этой камарильей? — нахмурился Зернов.

— Я работаю с вычислительными машинами. Понятия не имею о том, что происходит в Городе.

— Была у меня такая страстишка, — задумчиво произнес Зернов, — научное червячество. Я-то освободился от нее, а у тебя ее гипертрофировали.

— Вероятно, надеялись, что преданность науке все определит и направит.

— Направить направило, — усмехнулся Зернов. — В тупичок. Никчемный вышел из тебя социолог. Кстати, — хотя то, что он спросил, было совсем некстати, — из твоего Би-центра можно закрыть вход в Континуум, лишить Город продовольствия?

— Можно, — согласился Зернов-дубль, — есть такая Энд-камера. Между прочим, даже я туда не могу войти. Этим правом обладает только один человек в Городе.

— Ну что ж, — вздохнул Зернов, — подумаем. Его дубль понимающе улыбнулся, встал и, не

прощаясь, пошел к выходу.

— Искать меня не надо. Найдешь, когда вспомнишь.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Передний край земли железной

Рассказывает Николай Прохоров, первый секретарь Белгородского обкома ВЛКСМ

Просто так

Рассказы