Радуга на буксире

В Гиппенрейтер| опубликовано в номере №941, Август 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

Во многих городах страны (по сведениям Федерации воднолыжного спорта — в пятидесяти двух) увлечение водными лыжами растет с невиданной быстротой. Даже на узеньких извилистых речушках можно встретить лыжников, «бредущих» за капризной, чихающей моторкой. Это начинающие. И напоминают они детей, только-только пробующих ходить. Помните песенку: «Очень нелегки в неизвестность первые шаги...»?

Так же вот начинала и Оксана Анученкова, красной стрелой мелькающая сейчас там вдали. А вслед за ней, в точности повторяя все крутые зигзаги, несется феерический веер брызг.

— Хорошо идет! — «со знанием дела» говорю я.

— Черт, — вполголоса ругается Воронцов, — опять последний буй не взяла. — И, мрачно взглянув на меня, добавляет: — Чего уж тут хорошего? Техника слабая, силой берет дистанцию.

Но я знаю: это он ворчит, чтобы нагнать на себя настроение. Закончит лыжница проход, и он будет ей суровым голосом выговаривать за ошибки. У него такой «психологический прием».

...Тренируются лучшие советские воднолыжники — команда Центрального водноспортивного клуба Военно-Морского Флота. Им пока что нет равных. В команде трое из шести зарегистрированных в стране мастеров спорта. У нее лучшие моторы. Справедливости ради следует сказать, что дело не в одних моторах. На успех работают их дерзость, их упорство. Вот хотя бы Оксана. Она стала кандидатом в мастера прямо после третьего разряда, минуя все промежуточные ступени. И сделать это было нелегко. Ведь программа, по которой выступают воднолыжники, включает в себя слалом на одной лыже («моно»), на двух, прыжки с трамплина. Осваивается фигурное катание с элементами акробатики, но пока это только первые попытки, и в программу соревнований, как обязательный вид, фигурное катание не включено.

В 150 метрах от нас, около лениво покачивающихся буйков, Оксана снова поднимает руку, катер делает еще один заход, и все повторяется сначала.

— Ну вот, — говорит Воронцов, — опять нервничает.

Я смотрю на него вопросительно.

— У водяного веера неровный край, — объясняет Воронцов. — Вода всегда отражает душевное состояние человека.

А за катером уже летит Володя Филин. Белая радуга идет за ним след в след ровным, изящным веером. Я пытаюсь представить себе его настроение: он упивается скоростью, на душе легко и радостно. Так и должно быть: ведь Володя лучший наш воднолыжник, и в прыжках ему тоже нет равных.

— Чепуха! — говорит Воронцов. — Длина полета всего 24 метра. Американцы прыгают за сорок.

«Американцы могли бы прыгать и подальше, — думаю я. — Они-то начинали, когда Володи еще на свете не было, как, впрочем, и Виктора Воронцова, который восемь лет назад первым в нашей стране встал на водные лыжи».

Восемь лет — это, конечно, очень мало. Но воднолыжный спорт успел уже выйти из детского возраста и в прошлом году обзавелся первыми чемпионами страны. Теперь дело за промышленностью. Нужны хорошие лыжи, нужны катера с сильными моторами, нужны «ски-крафты» — легкие буксировщики с роторным двигателем на 20 сил.

Будем надеяться, что все это скоро будет. И тогда многие тысячи людей, от мала до велика, смогут познать ни с чем не сравнимое ощущение борьбы со скоростью.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Окна

Рассказ

Как быть? Кем быть?

Наука — Дороги и тропинки