Ради великой цели

Л Розова| опубликовано в номере №467-468, Ноябрь 1946
  • В закладки
  • Вставить в блог

Я с вами всеми своими мыслями и чувствами!»

Н. Островский

Скульптурная группа изображает стремительное движение бойца на скачущей лошади: развевающиеся поли шинели и высоко занесённая рука с саблей. Знакомые очертания красноармейского шлема, черты прекрасного, мужественного юношеского лица... Таким запечатлел Николая Островского скульптор.

Современники были свидетелями. как на протяжении девяти лет активная, страстная, напористая любовь к Родине, не знающая никакой пощады к врагам и не останавливающаяся ни перед какими жертвами, атаковала неизлечимый недуг.

Николаю Островскому были ненавистны слова «мученичество», «святое терпение», он негодовал, - когда восторгались «исключительным» героизмом его жизни. Он говорил:

- Я маленькая дождевая капля, в которой отобразилось солнце - партия.

Разве есть на свете сила, могущая сломить жизнь, рождённую и закалённую в революционной борьбе? Нет такой силы! Тот, кто прочёл книгу. Николая Островского «Как закалялась сталь», не может дать другой ответ на этот вопрос, Значение этой книги, написанной писателем-бойцом, выходит за рамки литературного произведения. Её справедливо называют «учебником жизни», «школой мужества».

Велика заслуга писателя Николая Островского: он первый и с изумительной силой обобщил черты героя нашего времени. Вместе с Советской страной рос, развивался, мужал Павел Корчагин; герой литературного произведения стал реальным участником нашей борьбы, занял своё место в строю.

Павел Корчагин был всюду; он плавил металл, рубил в шахтах уголь, валил наземь леса, водил паровозы, строил заводы. Мы видели Корчагина солдатом Отечественной войны: в пехотинцах, моряках, кавалеристах, лётчиках узнавали мы мужество и волю к победе молодого героя нашего времени. Перед нами открылось целое поколение Корчагиных...

Бесстрашие перед трудностями, жажда подвига во имя великого дела, ясность цели - вот черты характера Павла Корчагина. Правдивый, прямой, полный энергии, Корчагин видел цель жизни в борьбе за освобождение человечества. Но это не было аскетическое служение идее: он любил жизнь и ощущал её радость с редкой ясностью и остротой.

Тысячи человеческих документов открывают корчагинский характер в его становлении и развитии.

В дни Великой Отечественной войны нескончаемый поток писем устремился к матери и жене Николая Островского. Писали коллективы рабочих, воинские подразделения, отдельные бойцы, офицеры.

В московском Доме-музее Н. Островского хранятся боевые реликвии - книги. Обожжены и простреляны пулями переплёты и страницы, на листках потёртой бумаги следы запекшейся крови. Некоторые книги прошли путь от предгорий Кавказа до Карпат, хранились в карманах солдатских шинелей, в полевых сумках офицеров. Их читали вслух в блиндажах и окопах, в избах во время отдыха. Книги горели в огне, тонули в воде. Бережно развесив над костром страницы, солдаты подсушивали дорогие сердцу листки и снова сшивали, и снова читали, перечитывали...

Эти книги после победы принесли в музеи участники Великой Отечественной войны.

Будущий исследователь жизни и творчества Островского получит темы бесценных материалов: потрёпанных книг, прошедших вместе с читателями их жизненный путь, писем, в которых о литературном герое говорят, как о самом близком друге. Они расскажут о великом воздействии художественного слова писателя Николая Островского, книга которого подлинно стала «полководцем человечьей силы».

Десять лет назад мы с ним прощались. Три дня с утра до позднего вечера мимо гроба, потонувшего в цветах и венках, нескончаемым потоком шли дети, молодёжь, старики.

Мы хорошо знаем, что маленькая мраморная урна замурована в стене Новодевичьего монастыря, но сердце спорит с неопровержимой реальностью. Жив Островский! Слышим его слова: «Я с вами всеми своими мыслями к чувствами! Вперёд, друзья!»

Мысли и чувства Николая Островского, его неугасимая страсть большевика, самые передовые и благородные убеждения, выраженные в личных письмах, открывают мировоззрение цельное, непоколебимое:

«Милый Петя, дружочек родной мой! Я только что оживаю от воспаления лёгких... Нет у меня сейчас силы всё написать, но ты меня поймёшь. Я перенёс много передряг и физических, и душевных. Знаешь Будённовский марш: «И вся-то наша жизнь есть борьба.: «Это подходит ко мне на все сто процентов; Сейчас у меня только крупинки здоровья. Жестоко загнан в физический тупик. Подумай, Петя, - ушло зрение, такая радость жизни... Как трагически сложилось, Петя, что внутри такая энергия, такая хорошая ясная большевистская установка и туг же в доску разрушена вся система: руки, ноги. глаза... Я прекрасно сознаю всю жуть и неизбежность ближайших месяцев, но без слюнявых фокусов, а как материалист».

Борьба с мучительным недугом, нечеловеческие страдания не заслонили от Островского даже в последние месяцы его жизни большой истинной цели, служа которой он радовался каждому лишнему прожитому им дню:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте об истории создания дворца княгини Гагариной в Крыму,  о непростой судьбе Иосифа Брол\дского, о «первом и последнем энциклопедисте XX века» нашем соотечественнике Николае Судзиловском, о жизни и творчестве неподражаемого Лопе де Веги, о прекрасном городе Таруссе, о великих наших соотечественниках, в разное время живших в нем и о его достопримечательностях, очерк о так всеми любимом Николае Караченцеве, ровно год, как ушедшем от нас, продолжение детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены