Рабочий человек

Альберт Кубарев| опубликовано в номере №837, Апрель 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Может быть, вы уже слышали о нем. Это Альберт Кубарев, рабочий завода имени Владимира Ильича, бригадир бригады коммунистического труда. Его бригада первой вступила в соревнование за наивысшую производительность труда на каждом рабочем месте. Токарь Кубарев отлично трудится у станка, молодой коммунист Кубарев ведет активную общественную работу, журналист Кубарев печатает свои очерки и статьи в московской печати.

Накануне XIV съезда комсомола двадцатишестилетний рабочий принес нам свой первый рассказ, который мы сегодня публикуем.

Семен Юрке не понравился. «А еще ударник!» – подумал он, с неприязнью разглядывая парня, возившегося с резцами. Семен был среднего роста, заметно сутуловатый. Сатиновые широкие шаровары сидели на нем неловко, походили на юбку. Засученные рукава серой рубашки оголяли тонкие руки с густой порослью выгоревших волос. Маленькая и замасленная кепка прикрывала лишь самую макушку, выставляя как бы напоказ большой выпуклый лоб с тремя глубокими морщинами.

Юрка облокотился на станок и с безразличным видом стал ждать. Несколько минут назад старший мастер цеха Бабкин подвел его к Семену и сказал:

– Семен, вот тебе бравый хлопец. Настрой ему на обдирку, а сам отделывай... Сорок штук нужно вот так!.. – И провел ребром ладони по горлу.

Семен обернулся. Перед ним стоял парнишка лет шестнадцати в форменной гимнастерке ремесленника, один из тех, которые проходили у них в цехе производственную практику.

Совсем мальчишка: узкие плечи, узкое лицо, длинные волосы.

– Дайте того, вчерашнего, – сказал Семен.

– Он кольца делает, – ответил Бабкин.

– Тогда сорок штук не обещаю, – отрезал Семен и повернулся к станку.

Вот это-то и обидело Юрку.

Наконец Семен закрепил резцы. Поставил заготовку в патрон. Запустил станок. Снял обточенную заготовку и, поставив новую, обратился к Юрке.

– Понял, как нужно действовать?

– Понял, – буркнул Юрка, вставая на место Семена.

– Э-э, да ты что же это, в монахи записался? И не стыдно с такими космами ходить?..

«Тебе не все равно?..» – хотел сказать Юрка, но промолчал. Он взялся за дело. Семен стоял рядом. «Ну и робок, ну и медлителен! – злился Семен. – Ну, как подводит к заготовке резец! Смотреть не хочется! А размер по лимбу устанавливает, словно в тире целится!» Семен терпел, терпел и сорвался:

– Какого же ты... цацкаешься!.. В первый раз, что ли? А ну пусти!.. – И встал к станку.

У Юрки похолодело в груди, словно он падал с высоты. Резец врезался в чугун стремительно и крошил его с таким отчаянием, что весь станок содрогался, как (живой. Юрке чудилось, что сейчас заготовка вырвется из патрона и угодит ему прямо в лоб. Но ничего не случилось. Обточив деталь, Семен выключил мотор.

– Работай, – сказал он, уступая Юрке место. И вдруг совершенно неожиданно как-то виновато посмотрел на Юрку и спросил: – Ты на меня обиделся? Извини... Понимаешь, злой .я сегодня, как собака, – продолжал Семен. – Жилплощадь у нас вчера распределяли. Мне не досталось. Не знаю, как домой пойду... Жена расплачется, мать расстроится, а она сердечница... Видишь ли, надоело так жить: комнату мы снимаем, платим дорого. Вот я и злой потому. Из рук все валится. Ты извини меня...

Юрка замахал руками и покраснел. Откровенность Семена так его обескуражила, что он растерялся. И вдруг почувствовал, что от неприязни к Семену не осталось и следа. Он работал и думал... Смотри-ка, а Семен уже женат! И жена у него, наверное, красивая... А почему ему не дали комнату?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены